Учись узнавать любовь. Главы 3-4

Название: Учись узнавать любовь
Автор: annie
Бета: Word & me (буду рада бете)
Дисклэймер: оригинальные персонажи принадлежат Кишимото
Жанр: романтика, приключения
Фэндом: Наруто
Рейтинг: общий — R
Пейринг: Наруто/Хината, несколько побочных
Предупреждения: AU, OOC, хентай
Размещение: если вам угодно, то только с этой шапкой и ссылочку мне
От автора: довольно банальны и тема, и сюжет. Это первое, что я когда-либо написала, буду очень рада объективной критике
Саммари: Не все в жизни складывается так, как мы хотим: первая любовь не обязательно взаимная, а приключения не всегда с счастливым концом. Но как знать, может, это просто еще не конец?
Школьная жизнь Наруто и его друзей.
Предыдущие главы: Глава 1, Глава 2

Глава 3. Вдребезги. Премьера
Урок уже кончался, Хината как обычно сидела и разглядывала одноклассников. Правильно, а что еще делать сидя за последней партой – ты видишь всех, а тебя никто. Через две парты от неё сидела Ино, первая красавица их класса, и, кстати говоря, веселая и жизнерадостная личность. Она, как и Хьюга, посещала театральный кружок и отвечала в основном за гримировку – все юные актеры всегда выглядели шикарно после её работы. На первой парте, возле стены, сидела Тен-Тен, миловидная брюнетка. Её Хината знала особенно хорошо. Некоторое время она была близка с её братом, даже бывала у них дома. За это время Хьюга успела узнать, что Тен-Тен добрая и общительная девушка. Больше достаточно близко Хината не знала никого из одноклассников. И вот, её взгляд коснулся его растрепанных волос, а на щеках, как следствие, сразу выступил легкий румянец. Парень лежал на парте, возможно даже и спал. Кто-то, возможно, назвал бы это глупостью, но Хината называла это смелостью. Всю оставшуюся половину урока Хьюга вновь витала где-то в облаках.
За обедом Хината как всегда села за крайний столик, обычно её ленч протекал в одиночестве, но сегодня к ней подсела Тен-Тен. Хьюга удивленно посмотрела на сидящую напротив девушку.
-Привет, — улыбнулась ей девушка.
-Доброго дня, — поздоровалась Хината.
-Я поговорить о твоем платье для спектакля, — начала девушка.
«Ага, теперь ясно, Тен-Тен же занимается костюмами и декорациями, недавно она снимала мои мерки…. Я уже совсем забыла о платье. Ах, её костюмы всегда великолепны».
-Я уже почти с ним закончила, верх открытый….
Девушка все рассказывала Хьюге о платье, но та уже её не слушала, внимание Хинаты отвлек разговор парней за соседнем столом.
-Да вы достали, кретины, — раздражено говорил Шикамару, — говорю же, она в другой школе учится!
Да не волнуйся ты так, мы все этим переболели, только у нас были воображаемые друзья в пять лет, а у тебя воображаемая девушка в семнадцать! – звонко засмеялся Наруто.
Хината улыбнулась, она уже несколько недель не слышала этого смеха.
-А что там на твой счет, Лис? – поинтересовался Киба.
-На мой счет?.. – не сразу понял Наруто.
-Ну да, я о девушке, что-то ты недоговариваешь! – с наигранным подозрением посмотрел на блондина Инузука.
Ребята за столом оживились, начали подкалывать парня, кто-то выкрикнул: «признавайся!». Хината тоже прислушалась.
-Да нет у меня девушки! – вспыхнул парень, — Нет, и не будет.
А если и будет, — добавил Узумаки уже более спокойным тоном, — она будет необыкновенной, я влюблюсь в неё с первого взгляда, всего раз посмотрев в её глаза. Она будет со мной, когда мне будет грустно, будет давать мне подзатыльники, когда я буду нести чушь. Она будет особенной, и только так! – буквально протороторил он и с удовлетворенным видом оглядел своих слушателей.
После нескольких секунд молчания парни дружно заржали.
-Ну, ты идеалист, Узумаки!
Хината замерла, сердце словно на несколько мгновений остановилось, и, чтобы вновь заставить его биться, ей пришлось сделать большое усилие.
«Будет особенной… Влюбится с первого взгляда… Нет, это не обо мне, я абсолютно обычная, он видел меня тысячу раз… и… не то что не влюбился, даже о моем существовании не знает… Это значит, я не смогу сделать его счастливой? Никогда не посмотрит он на меня как на девушку? Не узнает никогда о моих чувствах…»
-Как тебе? Думаешь, хороший вариант? – вернул её в реальность голос Тен-Тен.
Хината почувствовала подступающий к горлу комок.
-Я… Да… Он… Давай завтра поговорим… Извини, мне надо идти, — Хината встала и, отвернувшись, выбежала из столовой.
-Но завтра же премьера! – крикнула ей вслед Тен-Тен, но брюнетка уже скрылась за дверью. — Ох, придется доделать самой.
Вы никогда не задумывались, что случайно брошенное слово может разрушить чье-то светлое чувство. Фраза, по сути даже нечего и незначащая и предназначенная даже не для этого человека, может в корне изменить его жизнь. Эту фразу, он может принять так близко к сердцу, что то не вынесет веса брошенных слов, поникнет и рассыплется на тысячи маленьких кусочков. Простое слово разрушит чью-то чистую веру и заставит отказаться от мечты. Может просто человек этот слабый? Может и так, но, в конце концов, только разочаровываясь, ты взрослеешь.
Хината не пошла на оставшиеся уроки, в первый раз она прогуляла, но сейчас угрызения совести не мучили её. Впервые за много лет девушка заплакала, не сдерживая слезы, заплакала в голос. Её разочарование в самой себе, нежели в нем, вылилось горькими слезами в подушку. Успокоившись, Хьюга достала свою книжку и записала последние строчки для песни: «мне жаль, что это лишь мечта, спасибо тебе за это чудо. Мне будет трудно забыть тебя, но все исчезло, я все забуду». Конец.
***
Хината держала в руках листок с песней, через два часа спектакль. Её слова идеально подошли к выбранной музыке, осталось только показать текст сенсею и примерить костюм. Девушка искала взглядом Куренай, но её как назло негде не было видно. Хината от волнения уже смяла листок, когда подошла Юхи. Хьюга неловко протянула женщине бумагу, проговорив при этом что-то неразборчивое. Та улыбнулась, но ближе к концу улыбка сползла с её лица.
-Хината, песня замечательная, но… но последние строки стоит убрать, ведь конец пьесы счастливый. – Куренай ласково посмотрела на девочку.
-Да, конечно, — произнесла Хьюга. Она написала их под действием эмоций, даже скорее для самой себя, нежели для этой песни, поэтому понимала, что убрать их будет лучше. Девочка удалилась искать Тен-Тен, а женщина озабочено проводила её взглядом. Для кого предназначались эти строки? Неужели её первая любовь закончилась так печально?
Хината тем временем нашла наконец свою цель. Платье было великолепно, как и ожидалось. Хьюга не смогла сдержать восторженного возгласа и, прикрыв руками рот, покрылась румянцем. На лице Тен-Тен расплылась удовлетворенная улыбка, старания даром не прошли.
***
Хината сидела на высоком стуле, а Ино уже заканчивала с её макияжем. Волнение, не беспокоившее девушку до сих пор, проявилось в полной мере: Хьюга сидела как на иголках. Все вокруг суетились, кто-то усердно повторял текст, кто-то поправлял декорации, один Шино был как всегда спокоен. Макияж был закончен. Взглянув в зеркало, девушка обомлела. Она? Или не она? Хьюга никогда не пользовалась косметикой, поэтому сейчас ошеломленно смотрела в зеркало: в глазах, обычно серых, были линзы, придающие им какой-то сиреневый блеск, длинные темные ресницы красиво оттеняли её «новые» глаза, бледные губы теперь выделял розовато-красный блеск, а нижний контур подчеркивала тонкая красноватая линия, придающая образу особую обворожительность и, конечно, румянец естественного происхождения. Яманако была в восторге.
-Конфетка, — изрекла она.
-Ино… Я и не знаю, что сказать… Я просто… — Хината даже дар речи ненадолго потеряла.
-Ничего и не надо говорить, — рассмеялась девушка, — Мне было приятно, тем более у тебя черты лица правильные, работать было легко. – Весело проговорила девушка.
-Спасибо, — поблагодарила Хьюга, сияя от счастья.
Спектакль начался. Хината последняя. С каждой минутой волнение росло внутри неё, она, словно во сне, смотрела из-за кулис на игру ребят, от нахлынувших эмоций даже голова закружилась.
«А вдруг я не справлюсь? Забуду слова? Музыка будет играть, а я просто стоять на сцене? А что если я упаду, запнувшись о подол? Ох, тогда меня вообще на сцену никогда больше не выпустят. Растяпа даже выйти не смогла… Так, все. Успокойся! Тебе всего-то песню надо спеть, у других ребят роли намного сложнее, и ничего, справляются!» — успокаивала себя девушка.
Куренай беспокойно наблюдала за тем, как Хината ходит туда сюда то краснея, то бледнея. Женщина, безусловно, понимала, что та волнуется и решила попытаться помочь.
-Хината, — заботливо позвала она. Хьюга вздрогнула, услышав свое имя, наверно подумала, что проспала выход, но, заметив Куренай, успокоилась и подошла.
-Наверно, волнуешься? Ведь это твой первый выход,- улыбнувшись, произнесла женщина, чуть наклонив голову.
-Немного, — смутилась Хината.
-Я дам тебе совет. В свое время он мне очень помог. Когда выйдешь на сцену, не смотри на людей, построй между ними и собой воображаемую стену и смотри на неё. Всем будет казаться, что ты смотришь именно на него, а тебе будет легче. Представь человека, которому писала песню, тогда не забудешь о эмоциях и кураже, который должна передать… — тут женщину окликнули, — Прости, мне нужно идти, а ты подумай об этом! – произнесла она уходя.
Хината стояла, осмысляя только что сказанное Куренай.
«Представить… его? Но я же хотела забыть, как же я могу вновь представить его?» — Хината замотала головой, пытаясь выкинуть эти мысли. До выхода оставались уже совсем немного времени, лучше постараться настроиться.
***
Наруто весело насвистывал какой-то приятный мотивчик, день выдался отличным. После занятий его сегодня не оставили, тренировка прошла замечательно, правда Киба позвал на какой-то нудный спектакль в котором он участвует, но и это не проблема, можно один разок сходить-поржать над другом. У входа в актовый зал его остановила билетерша. Парень начал искать по карманам билет, который ему, как и всем ребятам, дал Инузука.
Эээ… Я, кажется, забыл его где-то, наверно, в спортзале, — с неловким видом начал оправдываться блондин, но тут он нащупал заветную бумажку в кармане ветровки, — А, вот же! – улыбаясь во все свои тридцать два зуба, он протянул его женщине, безучастно наблюдающей за его поисками. Ей явно было все это фиолетово.
-Какой же ты шумный, парень. Заходи. – Монотонно произнесла она, пропуская его в темный зал. Пьеса уже началась. Наруто с трудом нашел свое место рядом с Шикамару и Саем. Первый уже успешно заснул, а второй с интересом наблюдал за ходом спектакля. Наруто высвободил из руки Шики программку и посветил на неё телефоном.
-Серая повседневность… Бла-бла-бла… Главная героиня… Бла-бла-бла… Коварные интриги… Бла-бла-бла… Является любовь. Конец. – Прочел парень и решил присоединиться к спящему другу.
Узумаки уже задремал, и снилась ему какая-то чушь (что-то о слонах и пончиках), как вдруг шорохи и шум, разносившиеся по залу, затихли. Блондин открыл глаза и хотел потянуться, но вовремя вспомнил, где находится. Несколько мгновений зал находился в полной темноте, очевидно, внезапно погасший свет и стал причиной тишины. Через пару секунд центр сцены осветил серебристым светом прожектор. В центре луча света неподвижно стояла девушка. Длинный пышный подол её платья тянулся за ней по полу, сквозь голубой прозрачный шифон были видны замысловатые узоры на подоле. Корсет обнажал красивую шею девушки, подчеркивал талию и изящно подтягивал грудь. Волосы незнакомки мягкими волнами спускались к талии, серебрясь под светом прожектора, а на лице… на лице была маска, расшитая какими-то голубыми камешками, только глаза поблескивали из-под неё каким-то розоватым блеском. Казалось, она смущена, но это смотрелось так непринужденно, так непосредственно, что она выглядела сейчас красивее любой мисс вселенной. Прошло около минуты, и заиграла музыка, но Наруто показалось, что прошло всего мгновенье. Он наконец вышел из ступора, но продолжал глядеть на прекрасную незнакомку. Слова песни он почти не понимал, потому что английский у него сильно хромал. До него доносились лишь обрывки фраз, но сильный и мелодичный голос зачаровывал его, подавлял все остальные чувства, затягивая и маня, пробирая до самого сердца. По спине пробежал холодок, толи действительно от холода, толи от этого голоса.
«В твоих глазах весь шар земной… Буду счастлива, взглядом твоим… Закаты, рассветы… Дак кто же я… Не важно, я буду ждать… Не дает разбиться… Я верю…» — Наруто все же смог разобрать небольшие отрывки.
Спектакль уже заканчивалась, когда блондин вдруг вскочил со своего места, чтобы подобраться поближе к сцене, но с последними словами песни люди встали со своих мест и начали аплодировать. Только сейчас Узумаки вспомнил про то, что он не один в зале.
-Черт, — выругался парень. На сцену уже вышли остальные актеры, и девушка затерялась в этой массе. – Черт! — Повторил он и стал пробираться обратно к друзьям сквозь родителей, учителей, учеников и других зрителей. Наруто решил завтра узнать у Кибы личность таинственной незнакомки.
***
За сценой все шумели и обсуждали спектакль, поздравляли друг друга, в общем, веселились от души.
«Как хорошо, что Тен-Тен предусмотрительная и сделала мне маску!» — девушка ликовала.
-Хината, задержись хорошо? – весело окликнула её Куренай и скрылась в толпе ребят после того, как получила утвердительный кивок.
К девушке подбежала Тен-Тен, поздравив Хьюгу с отличным выступлением, Ино немного подулась, что маска скрыла большую часть её стараний, но вскоре отошла и тоже присоединилась к поздравлениям.
Вскоре все начали расходиться, а Хината, переодевшись, стала дожидаться Куренай-сенсей. За сценой стало совсем пусто, ребята, прощаясь, разошлись по домам.
-Ты отлично справилась, все без ума от твоего пения, — откуда не возьмись появилась Куренай.
С… спасибо, — уже в который раз вздрогнула Хината от её голоса, — Я последовала вашему совету.
-Ты молодец, но вообще-то я хотела поговорить с тобой немного о другом…

Глава 4.

А может это судьба?

Хината, весело напевая под нос песенку, шла домой. Был уже поздний вечер, и на улице стало почти темно, мягкий свет фонарей падал на лавочки и узкие дорожки, словно вырывая их из темноты. Настроение было великолепное, но вспомнив недавний разговор с Куренай, девочка ненадолго перестала петь.
«Когда я пела, я действительно думала о нем… Но это ведь совсем не значит, что я люблю его. Я просто поставила точку, ведь так?» — Хьюга пошла медленнее, погрузившись в свои мысли.
После концерта они с Куренай долго говорили о песне, да и вообще обо всем. Женщина рассказала девочке красивую сказку о чувствах, живших внутри девушки. Вернее будет сказать, почти рассказала, их разговор прервал Асума – сенсей, преподаватель химии. Он буквально ворвался на сцену с букетом алых роз и бутылкой саке, но, заметив, что он Куренай не одна, покраснел в лучших традициях Хинаты. По школе уже давно ходили слухи об их романе, но Хьюга оказалась первой, кто поймал их с поличным.
Хината улыбнулась, вспоминая смущенное лицо сенсея. Кто бы мог подумать, что столь серьезный и решительный мужчина, может смутиться из-за такого пустяка. Выходит, не такие уж мы все и разные?
Брюнетка задорно откинула волосы и продолжила напевать ненавязчивый мотивчик. Ей так хотелось, чтобы этот вечер не заканчивался, ну или хотя бы длился чуть дольше. Хотелось закричать, чтобы все знали: «Я смогла! Я справилась!»
Вечер дышал прохладой, уже уступая свои владения ночи, и девушка решила побыстрее направиться домой.
Киба не спеша брел по улице, пиная мелкие камешки и бутылки, попадающиеся ему по пути. Эта девчонка не шла у него из головы. Как такое возможно? Одна она на сцене и совсем другая в жизни, в голове не укладывается. Во время концерта он с открытым ртом наблюдал за волшебным превращением девушки из школьной замарашки в золушку. Инузука даже глаза протер для верности, но все правильно – девушка, которая пела на сцене, и есть Хьюга Хината. Но сейчас он думал вовсе не об этом. Замешкавшись после спектакля, парень случайно подслушал разговор Хинаты и сенсея, и почему-то его так злило, что девушка писала эту песню для кого-то. Неужели он… ревнует? Нет, невозможно. Не может он ревновать девчонку, которая всю жизнь училась в параллельном классе, с которой, кстати, он почти и незнаком.
-Бред, — сказал парень своей голове, пнув очередной камешек. Его голос уверенно разнесся по пустой улице, но сам Инузука не был так в этом уверен.
***
Хината намочила тряпку в ведре с мутной водой и стала протирать доску. Сегодня она осталась дежурной, дел было еще много: составить график дежурств на следующую неделю, убрать в кабинете, проветрить его и последнее — отдать ключ вахтеру. Хьюга вздохнула и убрала прядь темных волос, спавшую на лоб. В помещении становилось душно, и девушка открыла окно. Свежий ветерок ворвался в кабинет, принеся с собой пение птичек и приятный запах зелени. В такую погоду не хотелось сидеть в душной комнате, но что поделать, обязанности есть обязанности.
Наруто, тем временем, быстро шел по коридору. Настроение было великолепным: тренировка закончилась, погода отличная, угнетало только здание школы, но уже скоро он из неё выйдет и направится туда, куда душа пожелает!
-Этот вопрос стоит давно, Какаши! – громкий голос директора Наруто узнал сразу. Природное любопытство не дало парню просто пройти мимо, и он тихонько присел на корточки возле двери кабинета директрисы.
-Я понимаю, Тсунаде-сама, но это не его вина. Я знаю, что он способный, также это знаете и вы. – Голос Какаши прозвучал непривычно серьезно и уверено. Кажется, кого-то исключать собираются. Такое случалось нередко, ведь школа-то считается элитной. Узумаки усмехнулся, но уже через секунду на смену улыбки пришло оцепенение, а смуглое лицо резко переменило цвет на зеленый. Дело принимало другой оборот.
-Сегодня мне пришла бумага свыше. В ней говорится о немедленном исключении Узумаки Наруто из Высшей школы Коноха! И Какаши, не в моих силах что-то изменить… — парню показалось, что голос директрисы прозвучал сочувственно.
-Я постараюсь повлиять на него, повремените, пожалуйста, с этим, — не сдавался Какаши.
Тсунаде начинала злиться, и голос её при этом стал выше на несколько тонов:
-Какаши, я все понимаю, но как мне это объяснить этим старикам? Они считают, что все знают, для них дети, это не будущее, а проблемы, которые нужно решать, а если уж решить не получается, то нужно избавляться! Какаши, у тебя неделя, — уже спокойно закончила она, после нескольких секунд молчания.
Наруто пребывал в легком шоке. Он всегда считал, что уж кто-кто, а эти двое обеими руками за его исключение, а оказывается все наоборот? Он не ослышался? Какаши и бабулька Тсунаде пытаются вытащить его из неприятностей. Мир перевернулся с ног на голову, решил парень. По крайней мере, его мир. Школа его особо не волновала, но парню не хотелось вылетать, приносить новые неприятности своему опекуну, да от него и так одни неприятности. Смешанное чувство тревоги и какого-то раскаяния накатило на Узумаки, блондин запустил руки в светлые волосы, пытаясь навести порядок в своей голове. Он сам не понял, сколько он просидел, пока из ступора его не вывел голос Какаши:
-Мне пора, — произнес его сенсей.
-Да, подождите, я тоже уже ухожу, — словно эхом отозвались у парня в голове слова директрисы. За дверью послышались шаги.
Наруто вскочил как ошпаренный и понесся по коридору, сам не зная куда. Все двери уже закрыты, но они не должны его увидеть. Наконец, открытая дверь. Узумаки влетел в дверной проем и, сразу захлопнув за собой дверь, начал пятиться от неё, словно та представляла какую-то опасность. Сердце потихоньку начало успокаиваться, но повернувшись, парень снова потерял дар речи.
-Хи… Хи… Хи… — заикаясь, произнес он.
-Хи… ната, — тихо закончила за него предложение девушка. Она тоже слегка оторопела от такого поворота событий, но дар речи вернулся к ней немного быстрее.
-Тихо, — шепотом произнес парень, все еще тяжело дыша, и замер, точно восковая фигура. Хината ничего не поняла, но послушалась и тоже молча замерла. Минуту спустя за дверью послышались шаги, а затем они, удаляясь, совсем затихли.
Наруто, наконец, выдохнул и выпрямился. Пронесло. Тут парень вспомнил, что не один в кабинете. Лицо Хинаты выражало, мягко говоря, недоумение. Узумаки собирался объяснить девушке причину такого странного поступка, но передумал, поэтому только виновато почесал затылок и улыбнулся.
-Спасибо, — чуть охрипшим после пробежки голосом поблагодарил он, — ну, я пойду.
Наверное, случись это днем раньше, у Хинаты бы дыханье перехватило и она покрылась бы густым слоем румянца, но сейчас она испытала лишь странное чувство сожаления смешанное с удивлением.
«Не тешь себя надеждами, ты же поставила точку…» — Сказала себе девушка.
Узумаки прошел к двери и попытался открыть её, но та почему-то не поддавалась. Хьюга отвлеклась от своих мыслей и бросила взгляд на парня, безуспешно вертящего дверную ручку.
-Сейчас я дам ключ, — спохватилась Хината, — он был… на столе, кажется.
Но на столе, как ни странно, заветного предмета не оказалось. В этот момент девушка вспомнила, что он остался с обратной стороны двери, а без него им из кабинета не выйти. Есть, конечно, вариант через окно, но с третьего этажа прыгать особого желания не было.
-На… Наруто-кун, — виновато произнесла девушка. – Ключ с той стороны.
Послушался глухой звук удара – Наруто совсем забыл, что находился под столом. Хината чуть сморщилась, словно ударилась сама, и втянула голову в шею.
-Черт, — голова заныла. Парень вылез из-под стола, потирая ушибленное место.
-Но ты не волнуйся, — поспешила успокоить его Хината, — нас скоро откроют, когда заметят, что ключа нет.
Наруто тяжело вздохнул: не в его планах было просидеть весь вечер в душном кабинете с одноклассницей, но, увидев грустное лицо девушки, смягчился. Хьюга, действительно, чувствовала себя виноватой.
«Дура. Хватило же ума. У него дела, наверно, а теперь ему здесь придется сидеть…» — Хината виновато смотрела в пол.
-Ну ничего, — услышала она веселый голос парня, — у тебя тоже, наверно, дела были?
Девушка удивленно подняла на него глаза. Не злиться?
Да вообще-то не было, — откровенно призналась она. Хьюга все еще чувствовала себя виноватой. – Прости, я не хотела.
-Я же сам дверь захлопнул, так что я сам и виноват.
Хината снова посмотрела на парня. Он прищурился от лучей заходящего солнца глаза и уже улыбался во все тридцать два зуба.
«Не злится. Как стыдно, теперь придется ждать вахтера или сторожа… А что, если ключа не хватятся, придется ведь ждать до утра…. И подумать страшно…» — Хьюга тихонька вздохнула и решила пока помолчать о своих опасениях.

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.