Я хочу играть...(4)

Автор: Софи Ермас
Бета: Софи Ермас
Название: Я хочу играть...(4)
Фэндом: Death Note, Death Note: Another Note (кроссовер)
Персонажи: Ягами Лайт, Рюк, L, BB, Амане Миса, Мацуда Тота, мои персонажи.
Рейтинг: G
Пейринг: явный ГГ/Лайт, ГГ/Катсу. может, будет еще
Жанры: Романтика, Драма, Мистика, Детектив, Психология, Даркфик
Предупреждения: Смерть персонажей
Размер: Макси
Статус: в процессе написания
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора и с шапкой

Чуть меньше, чем через час, Сузуме была у себя дома и, захлопнув за собой дверь и разувшись, села на диван. Она чувствовала небольшую усталость, которая, конечно, была из-за партии в теннис. Девушка взлохматила свои волосы, залезла на диванчик с ногами, согнув и обхватив их руками. Шея совершенно не хотела держаться вертикально, поэтому пришлось положить голову на колени. Именно в таком положении она задумалась о сегодняшнем дне.
В уме вертелось много неоднозначных мыслей, большая часть которых была относительно ее разговора с Ягами Лайтом. В полнее возможно, что она зря подозревала Лайта, но, все же, что-то не сходилось в поведении гения. Может, она действительно ошиблась в том, что он видел, как взлетела ручка, и хотел об этом умолчать? Девушка прикрыла глаза, пытаясь вспомнить этот момент. Ручка после того, как повисела в воздухе, двинулась за ее спину, и когда Сузуме, следя за ее полетом, обернулась, то в этот же момент встретилась взглядом с Ягами. Значит, Лайт все же видел этот полет. Что должен делать человек, когда он видит, что к нему летит ручка?
**Я бы огляделась, чтобы узнать, откуда она прилетала, – рассуждала Сузуме. — Даже если бы я встретилась взглядом с человеком, который мог ее кинуть, то еще долгое время тупо осматривалась и, наверное, попыталась спросить этого человека**
Но после того, как у нее и Ягами был визуальный, мимолетный контакт, он уткнулся в конспект и всем видом пытался сделать вид, что ничего не было. Как это можно было объяснить? А после навязывал свою трактовку этих событий.
Сузуме повернула голову и в темном экране телевизора увидела свое нечеткое отражение, напомнившее ей что-то, от чего девушка резко села нормально и опрокинула голову назад, на спинку дивана. Рассуждать об этом происшествии девушке надоело, ко всему прочему, тишина, царившая вокруг начала давить на нее до такой степени, что жить сразу же стало тошно, поэтому Сузуме стала нашаривать правой рукой пульт. Вскоре телевизор был включен, и мужчина, рекламирующий газированную воду, стал каким-то родным и своим. Начавшийся сериал показался девушке не интересным, так что она встала и направилась на кухню, с целью что-нибудь положить себе в рот.
Открыв холодильник, Сузуме грустно вздохнула. Еды было не так уж и много, поэтому, взглянув в содержимое холодильника, девушке есть расхотелось. Зато ее внимание привлекла раковина, в которой находилось несколько грязных тарелок, остававшиеся немытыми несколько дней. Ко всему прочему, стол, за которым Сузуме уже давно не обедала, был покрыт крошками, а поверхность плиты девушке показалась ужасно грязной.
— Так! – сказала Сузуме тоном главнокомандующего,­­ обращающегося к войскам перед важным сражением. – Я вижу, тут у нас грязюка развелась. Ну, сейчас мы приведем нашу кухоньку в благопристойный вид! – И, вооружившись губкой и чистящим средством, бросилась в атаку.
Нельзя сказать, что Сузуме держала квартиру в бардаке, как это было, например, у Катсу, просто у девушки была в некотором отношении странность относительно порядка в доме. Когда она только приехала в Японию и начала самостоятельную жизнь, был период, в течение которого Сузуме почти не выходила из дому. В квартире, окна которой были задернуты черными шторами, из-за чего мебель, еле заметная с помощью одного, неизвестно откуда взявшегося, лучика, принимала зловещие очертания, можно было найти девушку, свернувшуюся калачиком под одеялом. Сузуме, день ото дня погруженная в свои мысли, через неделю стала испытывать настоящие муки, коих она собственно и добивалась. Она с каким-то остервенением занималась самобичеванием, выбрав самый тяжелый из всех видов существующих наказаний – одиночество. Катсу, пытаясь хоть каким-либо способом вернуть девушку к жизни, звонил раз по пятьдесят в день. В конце концов, о ее состоянии известили Волчока, который с помощью одного непродолжительного телефонного разговора вернул Сузуме к нормальной жизни, не многозначительно намекнув, что в противном случае девушка может пожалеть, что вообще родилась на свет. Вспоминая о своей наиглупейшей выходке, Сузуме снисходительно улыбалась. Все же, тогда она была еще такой дурой! Однако, сидение долгое время в искусственном одиночестве давало свои не самые приятные плоды. Теперь девушка не могла долго находиться дома без включенного телевизора, которой придавал иллюзию, что в квартире кто-то есть, и Сузуме заработала привычку подолгу гулять по городу, выбирая многолюдные места.
После разговора с Волчоком, сколько у нее было работы по дому! Но, как не странно, когда девушка была погружена в свои мысли, а это было почти все время, которое она проводила дома, не считая время на сон, Сузуме бродила из комнаты в комнату, совершенно не замечая, что ее окружает. Только когда девушка выныривала из себя и обращала внимание на окружающие ее предметы, первым делом она бралась за тряпку. Что и говорить, она любила приводить чистоту!
Наконец кухня предстала во всей своей ослепительной красе, и, стоя, подбоченясь, Сузуме созерцала свой труд.
— Такс! Теперь нужно позвонить нашему бездельнику! – сказала девушка, явно настроенная сегодня по-боевому. Через несколько минут, она уже набрала номер и ждала, когда этот «бездельник» возьмет трубку.
— Алло, – послышался скучающий голос Катсу.
— Привет, – поздоровалась Сузуме и сразу перешла к делу. — Мне нужно, чтобы к завтрашнему дню ты откопал информацию о полицейских, расследовавших дело Киры и, проанализировав эту информацию, прикинул, кто мог бы расследовать это дело под покровительством L.
— Э! Яко, ты хочешь, чтобы я к завтрашнему дню взломал полицейское управление и всю ночь читал личное дело каждого? – голос Кутсу был раздраженным и недовольным. — Ты хоть знаешь, сколько мне нужно времени, чтобы раздобыть об этих полицейских информацию? Наверняка у них там серьезная защита…
— Катсу, — спокойно перебила девушка мужчину, после чего сказала холодным тоном следующее. — Ты ведь прекрасно знаешь, что твои проблемы меня совершенно не интересуют. Мне нужен результат, и, по моему, ты просто хотел провести остаток сегодняшнего дня лежа на диване перед телевизором. Ну, извини, что вмешиваюсь в твои планы, – последние слова прозвучали так, будто их говори не человек, а змея или кошка, готовые в любую минуту напасть на свою жертву, которой не суждено было остаться в живых.
— Ладно. Проехали, – сказал примирительным тоном Катсу, понимая, что в любом случае, у него другого выхода нет. Да и выкобенивался он только для вида, он ведь не думал, что его слова так выведут девушку из себя. – Ты сегодня ко мне придешь?
— Нет, – голос девушки стал прежним, хотя узнавались нотки усталости.
— Почему? А я надеялся, что ты мне что-нибудь вкусненькое принесешь.
— Так я тебе только вчера еду приносила! – удивилась Яко.
— Ну, во-первых, это было вчера, – стал довольным тоном говорить мужчина. – А во-вторых, уже ничего не осталось.
Девушка открыла рот в немом изумлении, хотя долю недоверия можно было разглядеть в ее глазах.
— В общем, позвони мне, как все сделаешь, и завтра после Университета я к тебе приду.
— А еду? – сладким голосом пропел Катсу.
— Посмотрим, Катсу, посмотрим, – холодно сказала девушка, тем самым говоря, что если он ничего не сделает, то не увидит он ее с пакетом съестного как своих ушей.

Было поздно, когда Ягами Лайт зашел в свою комнату и закрыл за собой дверь на замок. Это движение стало почти привычкой с того времени, как он получил Тетрадь смерти. Ремень портфеля соскользнул с его плеча, и сумка грохнулась на пол. Лайт, будто не замечая этого, рухнул на кровать спиной вперед и устало прикрыл глаза. В отличие от отца, который оставался на ночь в штаб-квартире расследования, Лайту приходилось приезжать ночевать домой. Он мог остаться на несколько ночей в штабе, но переехать туда жить, он еще не мог. Большинство учебных пособий находилось дома, да и мать с сестрой могли не так понять. Ягами мог переехать и к Мисе, но сама мысль об этом была ненавистной, хотя пройдет какое-то время, и Амане сама как-нибудь предложит к ней переехать.
« Нет, я лучше буду домой приезжать, или сниму квартиру по близости от Университета, так будет удобнее. » — думал Ягами, кладя руки под голову. Рюк, стоял около письменного стола, и, взглянув на него, Лайту показалось, что руки Бога смерти как-то бессильно повисли, хотя на физиономии красовалась зубастая улыбка.
— А эта девушка – человек, который себе доверяет, – сказал он, требовательно глядя на парня, ожидая реакцию на свои слова, а Ягами лишь безучастно глядел на Бога смерти, не понимая, о чем, точнее о ком он говорит.
— Ты о Куроки Сузуме? – наконец спросил Лайт. Эта девушка совершенно вылетела из его головы. Рюк в ответ еще шире улыбнулся.
« Да, она, даже не смотря на то, что видела что-то из ряда вон выходящее, даже не задумалась, что это может быть галлюцинация.» — подумал Лайт. Более всего он не понимал, что означал конец их разговора. Ягами хорошо запомнил тот момент, как девушка схватила его за рукав и сказала ту фразу. «Она была будто другим человеком.» – думал Лайт. Всего несколько минут до этого, она не могла смотреть ему в глаза, была неуверенной, взгляд был мягким, а потом она стала другой, Лайт прямо чувствовал, как от нее веет огромной внутренней силой, которую не просто сломить. И взгляд… Уверенный, как тогда ему показалось, не навязчивый, хотя сейчас Ягами он казался очень спокойный и твердый. Внутренне твердый…
« Зачем я об этом думаю?» – задал себе вопрос Лайт. Чем больше он думал о Сузуме, тем больше он запутывался. А если бы Рюк не делал тот опрометчивый поступок, ему бы и не пришлось засорять себе всем этим голову. « Ну что ж, наверное, буду вести себя с ней так, будто ничего не было, однако держать ее в своем поле зрения мне придется.» — решил Лайт.
Бог смерти все это время неотрывно следил за Ягами, всем видом показывая, что ожидает услышать от него вопрос, на который, как казалось Лайту, Рюк честно все равно не ответит. Под этим взглядом, Лайт, сам того не желая, все же спросил:
— И зачем ты это сделал?
Рюк победно оскалился, какое-то время постоял, прислушиваясь к тишине в доме и шуму проезжающей машины на улице, и сказал:
— От скуки.
Ягами оценивающим взглядом наблюдал за Богом смерти.
— И ты не скажешь мне правду, ведь так? – поднял бровь Лайт. Рюк лишь засмеялся, тем самым отвечая утвердительно. Ягами прикрыл глаза, резко сел на кровати и властно сказал:
— Мне все равно, почему ты поднял ее ручку, но я не хочу, чтобы подобно повторялось в будущем. Ты меня понял?
В ответ Бог смерти лишь кивнул.

Сузуме разбудил телефон. Сонно похлопывая ресницами и понимая, что сейчас раннее утро, она взяла с пола мобильник и поднесла его к уху.
— Алло… – сказала девушка, хмурясь. Ее голос прозвучал недовольно и с хрипотцой, какая бывает у только что проснувшихся людей.
— Доброе утро, Яко! – прозвучал веселый и бодрый голос Катсу. – Еще спишь? Значит, я тебя разбудил. Ну что, тебе придется сказать мне спасибо. Благодаря мне, ты начинаешь сегодняшний день с хороших новостей. Я откопал информацию о полицейских, всю ночь читал характеристики, так что я сегодня тебя с нетерпением жду.
— ОК. Хотя по мне это не такая уж и хорошая новость, – девушка села на кровати и зевнула.
— Да, зато, появилось дело, – хихикнул мужчина.
— Ну, жди меня днем.
Как оказалось, Катсу позвонил ей в 06:09 утра, так что Сузуме еще успела поваляться перед телевизором, перед тем как идти в Университет. Там, воспользовавшись моментом, когда они были в парке наедине, девушка начала серьезный разговор с Ами.
— Такахаси, — начала она. – У меня сложилось впечатление, что ты целенаправленно хочешь свести меня с Ягами. Ты много о нем говоришь, расхваливаешь его внешность и ум, а в коридоре ты не стала помогать собирать учебники. Решила не мешать нашему сближению? – Сузуме наклонила голову, желая показать, что хочет знать, верны ли ее подозрения, или нет. Ами в ответ только глуповато улыбнулась натянутой улыбкой, помигала глазками и кивнула. Несмотря на то, что именно такого ответа она и ожидала, Сузуме растерялась.
— И зачем? – спросила она, но не успела Такахаси ответить, как Сузуме стала вслух рассуждать. — Это из-за Киеми Такады? Ты говорила, она Мисс Университет. Ты тоже хотела ей стать. Такада ведь тебе не нравится, да? И поэтому ты решила увести у нее парня? – Такахаси кивнула, от чего Куроки встала в тупик.
— А я-то тут причем?! – возмутилась девушка тому, что вдруг стала фигуранткой в любовной интриге. – Могла бы и сама это сделать. Он, ведь то в твоем вкусе! – добавила она, вспомнив, как Ами ее критиковала и давала поучения.
— Если бы! – насупилась Такахаси. – У меня парень есть, которого я люблю, – при этом девушка залилась румянцем. – Тем более, Ягами на меня не обращает внимания в таком плане.
Сузуме нечего было сказать, а Ами продолжала:
— Ты зря говоришь так, будто у меня был только холодный расчет, будто я — злодейка какая-то. Просто мне показалось, из вас получилась бы интересная, хорошая пара. Вот и решила, потихоньку, незаметно, сблизить, сосватать вас, тем более, что вот уже второй день Киеми нет в Университете. Даже и без моих усилий, у вас все вроде хорошо развивается…
— А на корте? Когда я оставила тебе свою сумку? – вспомнила Сузуме. – Вместо тебя, меня там ждал Ягами, это как объяснить? Тоже, без твоих усилий?
— Я опаздывала на свидание, – надула губки Ами. – Я не знала, где оставить твою сумку, а тут мимо он проходил…
— И ты уверена, что я буду с ним встречаться, если он будет «за»?
— Да, – голос Такахаси прозвучал очень уверенно. – Лайт относится к такому типу людей, которые всем нравятся, и даже если сейчас он тебе безразличен, я уверенна, его обаянию сложно не поддастся. Но вообще-то, твои возражения звучат так, будто ты всеми силами хочешь выделиться в этом плане от других, – блондинка захихикала.
— Да? Тогда посмотри туда. – Сузуме кивнула головой.
Около скамейки, в приличном расстоянии от девушек, стоял Ягами и блондинка в яркой одежде, с завязанными двумя маленькими хвостиками. Девушка висла на шее у Лайта, что-то радостно восклицая, но слова, которые она говорила, было не разобрать. Эту девушку Сузуме видела в первые, однокурсницей она быть точно не могла.
— Видишь? У него еще одна девушка есть, так что ты со своим сватовством тут не уместна.
— Это Амане Миса, модель, известная как Миса-Миса. Она иногда приходит к Ягами в Университет в тихиря, Не знаю, где они познакомились, но по моим наблюдениям, Миса его любит, а Лайт не больно в ней заинтересован. Как-то я мимо них проходила, когда они разговаривали, так Лайт был недовольным. И еще, Такаде он предложил встречаться, так она ему тоже больно не интересна. Наверное, узнав ее получше, она ему разонравилась. Так что, — Такахаси гордо подняла подбородок. – Я забочусь не только о тебе, но и о Лайте.
Сузуме решила больше не возвращаться к этой теме, хотя у нее было много аргументов, которые она могла привести, чтобы развеять воздушные планы Ами. С Лайтом она решила вести себя так, будто истории с ручкой вовсе не было.
«Нечего будет делать, тогда поломаю голову над этой загадкой.» — заключила девушка. Еле дождавшись конца последней лекции и сбежав от навязчивой Такахаси, Сузуме сразу же поехала к Катсу, у двери которого обнаружила не очень приятный сюрприз.
Сколько бы девушка не нажимала на дверной звонок, дверь ей так и не открыли, что говорило о том, что Катсу либо сидит с наушниками за ноутбуком, либо спит. Более вероятно было последнее предположение, поэтому, скрипя зубами, Яко начала барабанить в дверь ногой, чтобы было громче. Вдруг сбоку послышался звук отпираемой двери и, обернувшись, не опуская ногу, опиравшуюся в дверь, девушка встретилась взглядом с соседкой Катсу. Она была среднего роста и чуть полновата, одета была в невзрачную кофту и светлого тона юбку до пят. На светлых крашеных волосах, у корней которых начал виднеться природный черный цвет, были огромные бигуди, лицо было измазано в чем-то белом, что контрастировало с ярко накрашенными красными губами; в руке женщина держала сигарету и затягивалась, после чего большой красный рот принимал букву «о», из которого выходил белый дым.
— Ну чего барабанишь, а? – заворчала соседка, смотря на Яко из под нахмуренных бесцветных бровей. Голос женщины был низкий и приглушенный. – Совсем бессовестные стали! Звонок на что нужен, а? Сейчас соседи со всего дома соберутся, во как барабанишь! Еще дверь выломай, тебе ноги девать что-ль не куда?
— Простите. – проговорила Яко, рассматривая женщину.
— Ох, молодежь пошла! Смотри, — женщина погрозила толстым указательным пальцем, напоминающим сосиску. – Чтоб звука от сюда не было, а то с лестницы спущу. Поняла?! – и не дожидаясь ответа от девушки, соседка зашла в квартиру и захлопнула дверь.
На лестничной площадке повисла тишина. Яко с минуту смотрела на соседскую дверь, за которой исчезла эта странная женщина, после чего обернулась к двери Катсу и укоризненно на нее посмотрела. Лишние свидетели того, что она ходит к нему, Яко были не нужны, так что из-за того, что она попала в такую нелепую ситуацию, девушка решила обязательно Катсу отплатить, но сейчас ей нужно было тихо пробраться в его квартиру. Яко сняла один кроссовок и вытащила из него две тонкие железки, загнутые на концах. Обувшись, девушка всунула железки в замочную скважину, и, после того, как она сделала несколько точных движений, послышался тихий щелчок. Через минуту девушка уже была в квартире.
У мужчины не воняло сигаретами, что говорило о том, что он приготовился к ее приходу. Зайдя в маленькую комнату, на диване Яко обнаружила спящего на спине Катсу, у которого одна рука беспомощно свешивалась вниз. Голова и ноги лежали на подлокотниках, от чего девушка почти сразу обратила внимание на его черные носки. На одном зияла дырка, из которого красочно высовывался большой палец. Телевизор работал и неторопливо рассказывал о морских животных.
Яко развернулась и с отрешенным видом пошла на кухню, где действительно не было не одной крупинки риса. Все, что она приносило прошлый раз, было съедено.
— Мдааа… — сказала девушка. – Ну ладно, если Катсу считает себя героем, то мне остается лишь потешить его самолюбие, – и, по дороге взглянув на спящего мужчину и задержав на носке с дыркой взгляд, она вышла из квартиры.

Первое, что Катсу почувствовал, когда проснулся, это то, что он отлежал себе всю спину. Он повернулся на бок — хоть и неудобно, а вставать было лень. По телевизору шло ток-шоу, под фон которого стали различимы еще какие-то звуки. Он потер глаза и приподнялся, прислушиваясь. Из кухни до Катсу долетел прекрасный аромат, возбудивший аппетит. Он мечтательно улыбнулся своим мыслям, потянулся, ощущая охватившую его тело энергию, тихо встал с кровати и с самым хитрым видом вышел из комнаты.
Остановившись в проеме, он с любопытством обвел взглядом кухню, и глуповатая победная улыбка изобразилась на его лице. Яко готовила. Катсу, какое-то время наблюдавший за ее действиями, оттолкнулся от косяка и на носочках, чтобы та не услышала его приближение, подошел к девушке в плотную и выглянул из-за ее плеча, вытянув шею. Глядя на аппетитный суп и вдохнув пар, он прикрыл глаза и блаженно издал:
— М-м-м!
Яко сверкнула глазами.
— Хватит носом водить, и отойди, а то слюна сейчас с подбородка капать будет, — буркнула она. – Не только ведь тебе одному есть…
Катсу отошел, однако удержать слова, вертевшиеся на языке, он не мог.
— Ты будешь есть со мной? – удивленно спросил он и демонстративно взглянул на наручные часы. – Так вроде время обеда уже прошло. Значит, ты специально голодала, чтобы принять пищу со мной?
Он пытался говорить серьезно, но на нескольких словах его голос срывался, и тогда становились слышны ехидные нотки.
— Ты страдаешь от одиночества, — сказал Катсу, и заметив на себе пронзительный взгляд Яко, добавил: — не говоришь об этом, однако это и так видно. Я не думал, что у тебя все так серьезно…
Он помолчал, наблюдая, как девушка, не отрывая от него взгляда, стала протирать только что вымытый половник.
— Я не против, если ты станешь жить у меня, – выпалил он. – Честно! Тебе не придется мотаться из дома ко мне. Обедать будем вместе, и об одиночестве перестанешь думать. Единственное, диван у меня один и не раскладывается, но мы что-нибудь придумаем, ведь главное желание…
Глаза Яко сузились, и на губах появилась улыбка, не сулящая ничего хорошего. Катсу тут же сообразил, что лучше ретироваться и на шаг отступил.
— Да?! – воскликнула девушка и бросилась на Катсу, махая половником.
— Уаааааа! – взвизгнул мужчина.
Через минуту развеселившиеся молодые люди ворвались в комнату. Выкрикивая хакеру вслед разные ругательства, приносившие и ей, и Катсу огромное удовольствие, Яко споткнулась о провод у порога и, пытаясь удержать равновесие, все же врезалась в стоявшие в углу коробки. «Пизанская башня» наконец-то получила возможность и предлог, чтобы упасть, и похоронила под собой обоих.
С трудом приподнявшись, Яко не далеко от себя обнаружила торчавшую из груды коробок ногу Катсу, словно маятник говорившую о местонахождении мужчины. Задержав на знакомой дырке взгляд, Яко забралась на диван, спихнула навалившиеся туда вещи на пол и погрузилась в раздумья. Ей нужно было серьезно поговорить с Катсу, но с чего начать не знала. Слишком далека она от всего этого…
Тем временем хакер наконец начал подавать признаки жизни. Краем глаза Яко заметила, как тот снимает коробку с головы и, произнося невнятные ругательства, отбросил в сторону половник, который во время падения девушка все же добился своей цели, треснув хорошенько Катсу по голове.
— Я думаю, что тебе необходимо завести девушку. – сказала Яко, глядя прямо перед собой.
Катсу замер и удивленно посмотрел на ее профиль. Повисла тишина, прерываемая лишь работающим телевизором. Яко стало неуютно, она не знала, как высказать свои мысли, и под тяжелым взглядом Катсу она не выдержала и обратила на него взор. По лицу мужчины Яко не смогла понять, о чем тот думает, но то, что он слишком напрягся от сказанных ею слов, сильно бросалось в глаза.
— Тебя, наверное, удивляет поднятая мною тема, но я хочу, чтобы ты дослушал меня до конца. – продолжила Яко, опять уставившись в стену. – Ты считаешь, что я страдаю от одиночества? Оглянись вокруг! Это совершенно не похоже на жилое помещение. Кроме как работать у компьютера и лежать на диване, ты здесь ничего не делаешь. Сколько у тебя мусора! Вот зачем тебе нужны эти коробки от аппаратуры? А? Боишься, что полицейские будут копаться в соседнем мусорном баке и, найдя коробки, ворвутся сюда, разнюхав, чем ты занимаешься? А про кухню и говорить нечего. Я понимаю, что готовить ты не умеешь, и заставлять тебя бесполезно, но ты действительно думаешь, что я буду готовить для тебя постоянно!?
Глаза Яко сузились и пронзили Катсу, и, хотя все это было не слишком приятно, тот невозмутимо начал потихоньку подниматься.
— Ты не забыл, кто ты, и кто я?! Я тебе не какая-нибудь дура, которая лишь для своего успокоения будет, как сумасшедшая, крутиться вокруг тебя или домашнего любимца! Я в этом не нуждаюсь. Тебе не хватает заботы – иди в ванну, побрейся, а то скоро борода как у Санта Клауса вырастет, одень что-нибудь поприличнее, и подклей на улице дуреху, ты ведь на это был горазд…
— Мне не нужна девушка, – процедил Кутсу, поднявшись.
— Тогда не нужно больше меня просить тебе что-либо доставить…
— Ага, — согласился Катсу, возобновляя «Пизанскую башню».
— И коробки эти, хотя бы, выкинь, — проворчала девушка. Катсу замотал головой:
— Не буду. Я их храню, чтоб при отступлении было можно аппаратуру безопасно перевезти, – и, прерывая возражения Яко, добавил: — Полиции оставлять нельзя, слишком много улик подарим.
Девушка в ответ недовольно надула губы, и, нахмурившись, наблюдала, как убирался Катсу. Пообедав и успев несколько раз побраниться о какой-то ерунде, оба решили преступить к делу. Яко, заявив, что устала и в компьютерах все равно не разбирается, легла на диван, и Катсу начал зачитывать личные дела сотрудников полицейского управления. Его размеренный мягкий голос, местами сменяющийся металлическим звоном, долго звучал над постепенно темнеющей комнатой, озвучивая разнообразные имена и звания, места и даты, пока…
— Что? – неожиданно для хакера спросила девушка, как в следующий миг она вскочила с дивана и уже стояла рядом. Увидев фотографию, Яко приблизила свое лицо до экрана так, что почти дотрагивалась до него носом.
— Ягами Соитиро, — повторил Катсу, наблюдая за девушкой. Когда через несколько минут она отодвинулась, мужчина с любопытством сам стал внимательно рассматривать полицейского. Мужчина лет пятидесяти, широкие скулы, усы, волосы с проседью, в очках с прямоугольной оправой, но важнее был тот факт, что он был заместителем начальника полиции, таким образом, вероятность, что он может работать непосредственно на L, есть, и, учитывая заслуги, не такая уж и маленькая.
— Все, читать я и сама умею. – сказал Яко, забирая мышку из под руки Катсу, выгнала его со стула и начала изучать документы. Хакер, решив, что стоять над душой девушки — себе дороже, погрузился в молчаливое ожидание. Он устало переключал каналы, когда Яко откинулась на спинку стула и удовлетворенно произнесла:
— Вот!
Теперь пришло время вскакивать Катсу. Взглянув на фотографию и имя, он удивленно взглянул на девушку.
— Этого человека мы и будем обрабатывать. – ответила Яко на молчаливый вопрос.
— А почему не Ягами, или кто-нибудь посущественнее?
Деву­шка тяжело вздохнула, поняв, что придется все детально объяснять.
— Если ты внимательно посмотришь, то этот мальчик работает под начальством Ягами Соитиро. Конечно, вероятность, что Ягами работает на L больше, чем у него, но, согласись, опыт работы у зама начальника управления большой, раскрытых дел много, а у этого мальчишки и опыта маловато, значит, и обрабатывать его будет проще. Возможно, что так мы попросту потратим время, но мне кажется, что он (Яко тыкнула пальцем в экран на фотографию) относится к такому типу людей, которых я называю «собаками», а если я права, то обрабатывать нужно непременно его, и о его «хозяине», господине Ягами, мы одновременно сможем собрать информацию.
— Угу, – издал Катсу, сам немного уверяясь, что так, может, будет и лучше.
— Кстати, я хочу, чтобы ты попозже разузнал о семейном положении Ягами, сколько у него детей, как зовут…
— Ок. – улыбнулся Катсу, мельком взглянув на молодого человека, которого вскоре ему придется обрабатывать. Этого полицейского звали Мацуда Тота.

Было поздно, когда Катсу вошел в квартиру. Что бы не мешать Яко, не переносившей сигаретный дым, хакер выходил курить в коридор. Зайдя в комнату, он обнаружил девушку, спящую на диване. На миг приостановившись, хакер бесшумно достал из ящика шкафа одеяло, укрыл им Яко и сел на пол рядом. Комната была в полумраке из-за выключенного света и работующего телевизора, чьи блики время от времени играли на телах еле различимых людей. Одна прядь, отделившись от черных волос, упала на лицо девушки. Катсу осторожно убрал ее, стараясь не разбудить. Яко устала сегодня. Катсу понимал, что у него сегодня еще много работы, но заставить себя подняться, оторваться от созерцания этого сладко спящего лица, не мог. Он еще долго тихо сидел, любуясь и вспоминая множество моментов из жизни, и в это время его глаза излучали тепло, потому что в этот день ему, как он думал, удалось увидеть ее настоящую…

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.