Фрост (День четвёртый - 1)

Название: FROST Final Release V3.0.1
Автор: Bakemono Daiken [Raven Crow]
Бета: Эль_Live
Жанр: Драма
Категория: General
Рейтинг: Parental Guidance — 13
Фэндом: Death Note
Постер: http://i023.radikal.ru/1102/2e/a47b4978c851.gif
Предупреждения: Содержание имеет лишь косвенное отношение к МТС.
Дисклэймер: все права на персонажей принаджежат их правообладателям, бла-бла-бла, остальное моё. При копировании обязательно указание копирайта:
<a href="http://fan.deathnote.ru/my/Bakemono_Daiken/">©пёрто</a>

От автора: Это переложенная псевдохудожественным языком новеллизация 18 раунда ролевой по миру тетради смерти (DNG).
Рекомендуемый саунд:
13. Clint Mansell & Kronos Quartet — Lux Aeterna
14. Dido — Thank You

День первый 1
День первый 2
День второй 1
День второй 2
День третий 1
День третий 2
Особая благодарность Эль_Live за бетинг. Друзья, не забываем ходить к бетам в профиль и поощрять поднятием рейтинга за их бескорыстный труд. Ещё раз спасибо.



Мишель проснулась в своей кровати, как ей было положено, потянулась всем телом и, заложив руки за голову, принялась вспоминать свой сон. После гонок сны были особенными, они искусственно продлевали кураж и опьянение адреналином, и Родригес просыпалась с учащенно бьющимся сердцем.

Сегодня она видела во сне себя. Не обычную себя, но со стальной, глянцевой кожей, прозрачную насквозь, а в животе ее дрожал и бился раскаленный движок с бешено скачущими поршнями. Мишель чувствовала во сне, как горячо внутри и как все тело наливается невероятной механической силой, как она вся пружинит ожиданием момента чуда. Какого? Чего она ждала? И тут она увидела Эстеро, который с ухмылкой жал на кнопку, в ее и без того гудящий мотор ворвалась струя нитрометана и воспламенилась бешеным огнем напалма, и Мишель превратилась в комету, которую разрывало ощущение восторга, от которого она и проснулась, вся в поту, с учащенным дыханием. Схватилась за живот, внутри эхом отдавалось биение сердца.

Нда, забавные ассоциации пошли, подумала Родригес и встала. Полезла в душ. Черт побери! Из-за рассеянности, связанной со сном, залила волосы шампунем Габриелы, который пах каким-то французским дерьмом. Мишель попыталась смыть его поскорей, но в результате вся с ног до головы пахла чужим, но в то же время знакомым, ужасно ассоциативным запахом. Вот так и происходит раздвоение личности. Оттираясь, Мишель потратила еще минут сорок в душе, но так и ощущала фантомный запах духов от своих волос — или ей казалось? Вот же едкая дрянь!

Жуя бутерброд, Мишель открыла гараж. С утра ещё никто не объявился: Костас вчера забрал тачку, а Хемикуда все еще сохла, и Мишель ей ничего не оставалось, кроме как, надежно укрывшись от посторонних взглядов за стеллажом с деталями, углубиться в своем укромном углу в сделанные Эстеро поправки в чертежах.

Но не успела леди-босс толком вникнуть в суть поправок, как за воротами послышался шум ревущего мотора.
Этот рев она узнала еще на улице и буквально силой заставила себя не повернуться и не выйти навстречу. Еще бы кто-то помог объяснить, в чем тут было дело: зачем она хотела это сделать или чего в этом было такого, чтобы не сделать? Мишель сама себя считала дурой и была в этом отношении не так уж и неправа.

А вот теперь, пожалуй, можно и повернуться.

— Ola, amigo, — она подошла и протянула руку для приветствия, — я должна тебе 7 штук — половина от ставок на нашу гонку. Они вон там, — она кивнула на подвесной шкафчик на стене.
— Вчера хорошо погоняли, но я теперь здесь надолго. — Эстеро, улыбаясь, пожал руку и указал на помятую крышу.
— Да, погоняли действительно круто. Я чуть из шкуры не выскочила. Признаюсь, что на такой скорости по открытой дороге с дрифтом я не ездила никогда. А ведь мы могли вчера умереть, — она улыбалась широко и беззаботно, подумаешь, мелочи.

Порыкивая движком, на стоянку перед мастерской подъехал Фрост. Его настроение было по прежнему паршивым, ибо он почти не спал в эту ночь. Девушки? Нет… всю ночь он колесил по городу, сжигая литры бензина и о чём-то напряжённо думая. А утренние новости, которые он по обыкновению слушал в своём Мраке, едва-едва не были пропущены только из-за того, что в Лансере магнитола была настроена на какую-то непонятную итальянскую чушь. Остановившись, Фрост разжевал очередную пластинку «Wrigley»s Spearmint" и стал слушать новостную ленту.

"… На стоянке Маллхоланд Драйв были найдены части тела одного из жителей Лос Анджелеса — Николя Дизела. Голова и рука были обнаружены под капотом одного из спортивных автомобилей, хозяин которого и обнаружил останки. Когда он распахнул капот, там лежала голова. Кожа частями слезала прямо на глазах у изумлённой публики. Сами же глаза Николя словно под сильнейшим давлением вылезли из орбит. От волос почти ничего не осталось. Рядом, на месте топливного насоса, лежала раскрытая, отрубленная кисть. Все ногти были выдраны, а на их место вставлены лезвия. На раскрытой ладони лежала картонка, на которой было написано:

=Правила остались прежними, но то, что в детстве выглядело как шалость, стало больше похоже на извращение. Знаете что такое извращение? Это дело вкуса. Как с китайской едой. Либо нравится — либо нет. Но если ты китаец — у тебя нет выбора. Вы думаете, что выбор будет за вами — вы о многом можете пожалеть, раз ваши мысли таковы. Следующим будет тот, кто нарушит грань бытия в мире. Лицемерие любит убивать всех.=

Владелец автомобиля взят под стражу. Проводится дознание.

"… Также скончался всеми любимый житель и добрый семьянин Джони Кост. По данным очевидцев прошлым вечером он ушел варить напалм в подвал клуба. Был в пьяном состоянии. На варево попала случайная искра и все взорвалось. Тело разметало на малые кусочки."

"… Также утром наряд 911 ворвался в квартиру жителя ЛА Вернера Закса. Вскрытие показало, что он умер от сердечного приступа."

"… Утром был найден ещё один труп. После опознания было установлено, что это некий Джоэль Стейн. По всей видимости, он сорвался с крыши небоскрёба Нью Стэйдж Индастрис. Падение с высоты 121 метр оказалось смертельным. Полиция не исключает возможность суицида.

Родственики и друзья скорбят о смерти столь достойных людей. Сегодня пройдут поминки в баре Райская Ночь и траурное шествие вдоль Маллхоланд Драйв."

По заявление LAPD Люк Скайуокер был задержан без предъявления обвинений сегодня утром."

Внезапно мирная музыка с голосом, зачитывающим хронику утренних событий, больше похожую на хоровод некрологов, прервал чужой голос, искажённый электроникой.

«Новый мировой порядок на подходе. Все должны это понять. Время, когда у власти будут стоять те, кому на это хватает сил и ума. Способные защитить слабых и очистить этот мир от тех, кто манипулирует обществом в своих целях. От продажных и беспомощных политиков, чья круговая порука мешает им делать работу, для которой они избраны. И от их прихвостней.
Власть в сильных руках, в руках тех, кто делом доказал свою силу. Осталось лишь выбрать, с нами ты или против нас. Мы — миллениум, мы — будущее нового мира. Карающие и милосердные. Хочешь оказаться на эшафоте? Хочешь подхватить знамя? Тебе выбирать! Подумай и прими решение.»

Расслабившись в спортивном кресле Айс смотрел на вывеску La quinto ruedo.

— Странные сегодня дела творятся… Кто-то убил того отморозка со стоянки. Чтоб его… и Миллениум выступил в новостях.

Мысли мешались, проржавленый металл и лопнувшая, потрескавшаяся краска с вывески вводили агента в некий полутранс, из которого его внезапно вывел прошмыгнувший Шевроле Камаро, принадлежавший лысому громиле. Ещё пару минут Фрост хмуро смотрел на вывеску, затем потянулся в кресле и открыл дверцу, впуская в салон душную жару Лос Анджелеса. Пора было идти и делать свою работу. Обе работы.

Выйдя из машины, Айс пиликнул сигнализацией и вошёл в гараж.

— Эй, Мишель… как вчера прошла гонка? Слышала новости? Нашего друга Ская взяли… доездился со своей контрабандой.

Фрост разжёвывал жвачку и осматривал, как сохнет Хеми.

Мишель, болтавшая о чём-то с Домиником, покосилась на Фроста.

— Этот латинос чуть не уделал меня. — она продолжала улыбаться. — Почти, потому что мы равны.

Эстеро махнул куда-то в сторону настенных шкафчиков.

— Будет тебе плата за ремонт. Это было действительно круто, только мне повезло меньше на дороге. Это было опасно. Жги резину, но не землю.

Эстеро протянул руку Фросту.

— Привет, парень, ты много вчера пропустил. Подкрасишь мою красавицу?

Фрост пожал плечами.

— Королева местных автогонок чуть не продула мистеру «лысая голова», ну дела…

Негромко присвистнул.

— Надо было остаться и поглядеть на это действо. Видать, есть ещё мужики со стальными яйцами на этом свете… те, которые тебя укатать могут. Ставлю 10 баксов, что в следущий раз он тебя обгонит.

Глянул на Доминика.

— Ай да мужик… тут до тебя равных ей не было…
— Ах ты, capullo! — Мишель попыталась отвесить Фросту пинка, но засранец увернулся. — Я за ставки против босса тебя уволю! — она швырнула в него мазутную тряпку, продолжая улыбаться, — по прямой он меня уделает как стоячую, только вот кто сказал, что я против него на прямую выйду? — она хитро покосилась на Доминика, на что тот ответил:

— Не видел еще женщины, которая так гоняет. Не думал, что ты поедешь.

Мишель слегка покраснела, хоть это и было практически незаметно на смуглой коже.

— Можешь поверить, мне и ему, я настолько достойного соперника тоже встретила впервые.

Доминик взялся за лом, подходя к своей тачке.

— Так что там с Карерой? Эта машина будет первой, если вложить в нее тысячи 3. Кстати, можем и тебе такую штуку поставить, — Дом указал на баллоны возле колонны, оставшиеся еще со вчерашней замены.
— Да, с этим надо покопаться, только ее еще до ума доводить месяц надо, — она кивнула на пустые оси без колес, убитый салон и ободранный кузов без одной двери и стекол.

Тут где-то на столе под бумажками зазвонил телефон. Родригес порылась, чертыхаясь, нашла чертову машинку и ответила.

— Да… эээ, а это обязательно? — голос в трубке был знаком и не оставлял шансов для пререканий по поводу сказанного… Родригес покосилась на Доминика. Пожалуй, не разговор для посторонних ушей. Она приложила трубку к груди и тихо сказала:

— Я сейчас вернусь, хозяйничай.

И исчезла в подсобке.

Эстеро снова взялся за лом и стал осматривать свою тачку. Предстояло выправить геометрию, отремонтировав вмятины. Он был не из тех, кто мажет неровности шпаклевкой, и считал это варварством по отношению к машине.

В этот момент в гараже появилась новая тачка. Тоже шевроле. За рулём сидел водитель весьма брутального вида, похожий больше на убийцу, чем на гонщика. Фрост покопался в памяти, отслеживая действия приехавшего и не забывая вполглаза следить за Эстеро. Точно, это был парень, появившийся вчера на стоянке Малхолланд. Чев Челиос, если верить анкетным данным из полицейского досье. Данные на него были весьма скупые. Но один факт не заставлял сомневаться, это парень из синдиката.

— Ола, Доминик, — Чев октрыл капот и неторопливо подошёл к мистеру «Лысая голова». — Слушай, подберешь мне электронику? Я хочу поставить систему прямого впрыска закиси азота, знаю, это довольно-таки сложно. И поршни нужно установить кованые. Двигатель высокофорсированный, при хорошей настройке азот даст 400-500 лошадей плюсом, — Челиос кивнул на движек. — Как считаешь, выдержит?

Дом плюнул в сердцах, пожал руку и подошел к машине.

— Придется ставить давление поменьше, иначе точно взлетит на воздух, захватив и тебя. 800 psi, не больше, иначе давления не выдержат даже кованные. Еще свечи заменить. Короткошеие с широким основанием и длинным жалом. Вчера такую ставил на Мазду. Но это не сегодня явно, парень, дня три.

— В наличии нет только свечей, об остальном я побеспокоился заранее, — мужчина сделал пару шагов в сторону багажника и слегка хлопнул по корпусу машины, в подтверждение. — У тебя какой объем?

Но не успел Доминик решить, отвечать ли на этот вопрос, как позади него материализовалась Габриелла. Громила повернулся, учуяв аромат «французского дерьма».

— А ты быстро, — он повернулся к ней, и оба оказались близко друг к другу. Запах, который он учуял еще с утра, когда здоровался с Родригес, чувствовался сейчас еще четче. — Боишься, не справлюсь без тебя? — Доминик подошел ещё немного ближе, положив лом на плечо.

А Гэб покосилась на Челиоса.

— Тебе говорят, приходи через три дня. Сейчас мы заняты другим делом. Слушай, Доминик, мне нужно кое-что с тобой обсудить, давай ненадолго выйдем отсюда?
— Вот видишь, парень, я немного занят, — улыбаясь, ответил Челиосу Дом, поворачиваясь и опуская лом. Он сделал ещё шаг в сторону Габриеллы. — Оставляй своего зверя, и я о нем позабочусь чуть позже. Завтра заедешь, — это он сказал уже отвернувшись. — Куда ты хочешь меня забрать? — развернулся он уже к Родригес, подходя вплотную и кладя лом на крышу тачки.

Фрост едва сдержал смех. Лёгкое похрюкивание из-за Хеми было практически неразличимо. Доминик спутал Мишель с её сестрицей — Гэб. Это ему выйдет боком. Но сейчас Айсвинду были не нужны неучтённые варианты. Слишком внезапно ворвались в жизнь Ла Куинто Руэдо, сестрица Гэб и Дом. И, хотя подобное случалось и раньше, сейчас такой расклад был особенно некстати. На пороге начала битвы титанов в лице федеральной машины правосудия и террористического миллениума.

Из своего псевдоукрытия, коим являлся скалад краски, расположенный за сохнущей Хемикудой, агент Айсвинд хорошо слышал диалог между девушкой и громилой Эстеро.

-Я ведь тебе нравлюсь… как женщина?

Гэб никогда не сомневалась в своей красоте и неотразимости. Но ей было важно знать, правда она ему нравится или нет. Упускать свой шанс окрутить такого парня было бы глупо. Сейчас он на пике известности и популярности, класный гонщик, ну и просто спортсмен и красавец. Такого парня она не упустит. Пока он думает, что Гэб — это Мишель, девушка уже успеет влюбить его в себя. Конечно, жалко сестрёнку, но она ещё найдёт себе какого-нибудь крутого гонщика.

Доминик пошел с Родригес. Это было интересно. Не то чтобы поплелся за хвостом, но лишний раз не раздумывал. Сейчас что-то дернулось внутри, чтоли.

— Ты мне, конечно, нравишься. Но что дальше? А? — он оперся одной рукой об стену.

Он наслаждался этим новым запахом.

Возбуждение нарастало. Гэб уже забыла обо всём и окунулась в этот приятный миг. Проведя пальчиком, по мускулистой груди Доминика, девушка посмотрела ему прямо в глаза.

-Дальше будет только лучше…

Фрост сдержался только благодаря армейской выучке. В казармах треннировочного лагеря за ржач во время построения вполне можно было потерять пару зубов, да ещё и вдобавок получить наряд на чистку сортиров. Армейская выучка — это наше всё.

Габриелла начала очень страстно целовать Доминика. А тот поддался наваждению, когда сладкие губы впились в него. Сначала легко коснулись, потом сильнее, увлекая в свой мир. Сначала Дом сделал небольшой шаг назад, но это не помогло. Тогда он обхватил ее за плечи и оторвал от себя.

— Ты не Мишель, — серьезно сказал он, качая пальцем перед лицом девушки, чтобы она поняла, что он не шутит. — Запах не тот и руки без мозолей от гаечного ключа. Не истерит, когда мазут под ногтями?

Он как раз разворачивался в сторону выхода. Даже если запах частично совпадал, от Мишель всегда тянуло немного бензином или маслом. И Доминик бы всегда учуял эти оттенки. Но тут ему не повезло. В дверях стояла сама Мишель зеленая от кипящей злости.

— What a fuck is going on here? — в сузившихся глазах Родригес проскакивала искра зажигания, руки со стиснутыми кулаками скрещены на груди, а зубы стиснуты до боли.
— Ты, чертова кукла и представилась ему, а? — Родригес сыпала искрами, — привет, я Габриель, трахни меня, — передразнила она, — шшшлюха!

В несколько быстрых шагов Мишель оказалась рядом с сестрой, замахнулась целясь в ещё не заштукатуренное лицо гламур-мур-мурной сестрёнки. Глаз или нос? Фрост не видел что происходит но понимал что будет больно. Тем не менее Мишель сдержалась. Удар приняла на себя стойка с шинами.
— Убери_свои_лапы_от_него, ясно? — раздельно и опасно тихо процедила Мишель наклонившись вплотную к уху Габриэллы.

Тем Временем Дом тихонько ретировался подальше от воинствующих женщин. Возле машины он натокнулся на Фроста, который озабоченно поглядывал в сторону подсобки.

-Ах, что за дела?

Однако в этот момент в гараже снова проявил признаки жизни неунывающий Челиос. Он дёрнул Фроста за рукав и потащил к тачке, открыл капот и начал сбивчиво объяснять, чего хочет.

Айс недоумевающе поглядел на Челиоса и его машину.

— Брат, я в железе разбираюсь до того момента, пока в него не начнут пихать всякого рода нестандарт… у меня за плечами сборка-разборка военных Хаммеров… я не занимаюсь движками… вот тебе консультант.

Махнул в сторону Доминика.

— А я больше по кузовным работам…

Доминик, не знающий, чем может закончится небольшой скандальчик в семье Родригесов, присоеденился к обсуждению.

— Ты что, босс? Будь проще и будет тебе тачка. Давай ее сюда. — он указал на свободное место, где вчера стояла Мазда Костаса.

Вчера он видел, куда положила компьютер для тестирования электроники и двигателя Родригес. Так что все было на месте.

— Так говоришь, впрыск и система электронного контроля над подачей воздуха у тебя с собой? Показывай свое железо.
— Просто тяжелый день, приятель. Подыхаю со скуки, — Чев сдвинулся чуть в сторону, пропуская Доминика к внутренностям автомобиля. — Сам понимаешь, гонка — это не просто развлечение. Это мгновения, когда ты живешь машиной. А я уже давно этого не испытывал. С кузовной работой тоже есть кое-что… воздухозаборники, — протняул раскрытой ладонью вдоль корпуса. — С этой хренью нехилый нагрев, даже без азота. Воздух с улицы будет дополнительным охлаждением. Не помешают там и наддув или турбокомпрессоры. Вобщем, вы мастера.

Не вдаваясь в дальнейшие подробности Фрост потянулся… и в этот момент у него заурчало в животе.

-Вот дьвол! Пожрать бы чего надо.

Осмотревшись кругом, вспомнил, что Мишель занята разборками со своей непутёвой сестрицей. Кивнул Доминику.

-Я смотаюсь до Макдональдса… не теряйте.

Выйдя из гаража, Айс к своему неудовольствию отметил, что из свинцовых туч начинает накрапывать дождь. Настроение, которое слегка поднялось в предвкушении скандала, снова начало падать. Погода словно подыгрывала ФБРовцу, отражая его внутренний настрой. Лансер стоял, дожидаясь водителя. Пикнула сигнализация, хлопнула дверь, и Фрост отгородился от внешнего мира. В Лансере всё было иначе, это был не его автомобиль, не Мрак, в котором было проехано столько километров. Но всё таки это был отдельный, по-своему уютный мир, отделявший агента ФБР Айсвинда Фроста от суровых будней реальности. Дождь мерно барабанил по крыше. Заведя авто, агент вырулил со стоянки перед мастерской и покатил в бар, куда вчера планировал съездить. Нужно было повидаться с Хьюзом. Но сначала звонок в штаб.
Телефон нырнул в свободную руку, пошли гудки. После пятого ответил Арт. Как обычно.

— Алло.
— Привет, Арти, это я.
— У вас одинаковые программы изменения голоса. «Кто я?»

Фрост скривился, но парень говорил правду.

— ФБР, дружок. Вы там слышали новости?
— Да. Синдикат сделал ход. Они избавились от Джоэля Штайна. Его тело было найдено сегодня патрульным. Кажется, кто-то помог ему спрыгнуть с небоскрёба, но рабочая версия в управлении — самоубийство.
— Это хорошо. Меньше вопросов к нам. Самое главное — тот ли он, кем мы его считали?
— Есть информация. Да, совершенно верно. После стандартной процедуры досмотра удалось обнаружить кое-какую литературу. Он однозначно принадлежал к группировке «Миллениум».

Айс облегчённо выдохнул.

— Хорошо, что мы не ошиблись. Таким образом, мы устранили одного из агентов влияния на синдикат. Сколько их — неизвестно, но теперь нам будет легче.
— Мисс… я не разделяю вашего оптимизма. Наши ребята нашли информацию, что Штейн был связан с неким Кирой. Вам это ни о чём не говорит?

Это была новость. Причём весьма важная. Кто такой Кира, знали все. Ну или почти все. В США данная тема упорно зажималась всеми доступными способами влияния на СМИ, но до ФБР докатывались кое-какие сведения из Интерпола.

— Кира. Ну конечно… но…
— Вот именно. Я тоже кое-что об этом знаю. Миллениум использует Киру в своих целях. Или наоборот. Но связь явно есть.
— Вынуждена согласиться с тобой, Арти. Но, как ты должен понимать, у нас нет возможности отступить. Уверена, что Миллениум уже знает о нас и о наших целях. Они не могут оставить потерю одного из своих агентов просто так.
— У вас есть доказательства?
— Пока нет, но это было бы логично. Очень удачно, что все мы сейчас внедрены в синдикат, Миллениум или Кира не смогут ввести нового агента. После смерти Кортеза-старшего в синдикате возрос уровень недоверия к новичкам. Мы и сами рискуем попасть в эту мясорубку. Так что всем нужно быть осторожнее.
— Понятно…
— Да, ещё момент. Сегодня, если не ошибаюсь, было найдено тело некоего Коста. Джонни Коста. Есть соображения?
— Кост… Джонни был моим другом, но не особенно умным парнем. Так, немного анархии, немного панковского пофигизма, он был не при делах…
— Но он был членом синдиката. Наверняка…
— Что ты понимаешь?! Джонни был классным парнем, у него не сложилась судьба, вот и всё, его сестра… простите. Вы наверняка сами всё знаете.
— Соня? Да, я в курсе. Она сейчас рядом?
— Нет.
— Передайте ей мои соболезнования. Так что там с Костом?
— Джонни был рядовым бойцом, рэкет, разборки. По большей части он зла не делал.

Айс беззвучно чертыхнулся — «как же, взорвал машину таксиста, ходил повсюду с напалмом...»

— Я понимаю, но это ведь был несчастный случай.
— Джонни хорошо умел делать напалм. Я не верю в такие случайности. Возможно, его устранил синдикат. Возможно, они узнали чем занимается его сестра. Бедная Соня.

В этот момент в трубку ворвался ещё один голос. Это произошло так неожиданно, что Фрост чуть не вылетел на тротуар. Питормозив, он припарковался и включил аварийный сигнал.

— Здравствуйте, это я.
— Ещё одна я?

Артрэй был явно расстроен смертью друга и не скрывал этого.

— Успокойся, дорогой Артрэй. Я немного подслушала ваш разговор с ФБР. Всё нормально. Я проверила Маэса Хьюза — он чист. Более того, даже с синдикатом он имеет весьма отдалённые отношения, по этому мы можем доверить ему кое-какие не особо важные дела. Будет выгодно решать вопросы через третье лицо, которому можно доверять.

Арти выругался.

— Любите загребать жар чужими руками?
— Успокойся, Арти… Что насчёт Люка?
— А разве вы не слышали? Люка арестовали за контрабанду. Хотя с его связями могут и отпустить. Под залог. Если, конечно, ваши друзья федералы не постараются.

Фрост тоже чертыхнулся.

— Арти, дружок. Пора бы тебе понять, что мы в одной упряжке. Всё будет сделано, если понадобиться. Пока что мы контролируем ситуацию.
— А мы точно контролируем ситуацию?
— Я уверена.

Коил играл свою роль безупречно. Теперь следовало наметить следущие шаги и скоординироваться.

— У кого какие соображения по поводу следущих действий?

На некоторое время в трубке повисла тишина. Каждый обдумывал свои версии сложившихся обстоятельств. Но обдумывай-не обдумывай, рано или поздно их пришлось бы озвучить. И начал Артрэй.

— У штаба есть основания подозревать Айсвинда Фроста. Его биография наталкивает на некоторые подозрения. Кроме того, не последнее место в наших расчётах занимает Габриэлла Родригес…

Фрост расплылся в улыбке.

— Я думаю, мы сможем проверить мистера Айсвинда по нашим каналам, не так ли?

Коил не заставил себя долго ждать.

— Да, разумеется коллега.
— Таким образом, надеюсь, мы сможем решить вопрос с Айсвиндом. Габриэлла Родригес же, очевидно, ведущая новостной ленты. Не думаю, что она может иметь какое-то ключевое значение для решения нашей головоломки. Кажется, я об этом уже говорила.
— Говорить-то говорили, но…
— Арти, дружок. Свяжись с Гэб. Она может принести пользу нашему делу. А Айсвинда мы проверим.
— Эх, чувствую, что следущей жртвой синдиката стану я… Господи…
— Не паникуй, Артрэй. Мы с ФБР вплотную займёмся вопросами безопасности штаба. Но сейчас никто не может чувствовать себя комфортно. Если Миллениум и правда связан с Кирами…
— Это вам тоже известно?

В трубке повисло молчание. Эральд Коил обдумывал ответ.

— Честно говоря… Я сразу подозревала, что так оно и есть, именно поэтому операция проводится тайно и привлечено так мало народу. Невозможно задействовать все средства. После смерти Штейна всё встало на свои места. Мы должны разрушить их план по захвату контроля над синдикатом.

Артрэй откашлялся.

— Всё понятно, мы бычки на убой…
— Отставить панику, Арти.
— Ладно, у вас есть номер штаба, позвоните. А сейчас я должен пойти написать завещание. Да, и кстати, что будем делать с арестованным? Кто-то должен сходить поговорить с ним.

Короткое молчание прервал Коил.

— Доверяю эту работу вам. В штабе любой может сходить и послушать, что ответит на допросе Скайуокер.
— И, конечно же, опять должен подставляться Арти… спасибо.

В трубке запищали короткие гудки, но вскоре и они заглохли.

— Я всё ещё тут.
— Коил, что это значит?
— Что именно?
— Киры, Миллениум…
— Увы, но мы боремся с гораздо более могущественным противником, чем террористы. Неуловимый Кира. Многое уже известно, но это уже другое дело. Ваша работа сейчас заключается в предотвращении потери синдиката. Позже вы сможете разобраться с ним своими методами, но сейчас синдикат должен сохранить статус-кво.
— Я понимаю суть угрозы, но если…
— Нет. В общем, у меня предложение. Нужно провести психическую атаку. Предлагаю вам воспользоваться возможностями влияния на СМИ. В качестве ФБР, конечно. По поводу же работы с мистером Кортезом: мне кое-что удалось проверить, и достаточно достоверно известно, что он не является Кирой или членом Миллениума. Скорей всего, ему тоже угрожает опасность.
— Вот как? Теперь мы должны ещё и спасать этих ублюдков, которые заполняют наши улицы наркотиками и нелегальным оружием?
— Будет неприятно, если рыба останется совсем без головы. Он должен сплотить вокруг себя ряды и сохранить контроль.
— Кажется, кое-что он уже затеял. Подозрительная активность с его стороны меня утомляет.
— Могу вас заверить, Фрост, пока он не сделал ничего необычного… кроме разве что открытия крематория.
— Хорошо. Что на счёт Арти? Если ему действительно угрожает опасность, то, думаю, имеет смысл вывести его из игры.
— Поступим иначе. Подставим его. Надеюсь, психологический трюк сработает.
— Ага, я понимаю. Пусть враг решает, что копы никогда не сдадут своего… но мы не копы. Да, мне нравится эта идея.
— Хорошо, действуйте. До связи.

Трубка заглохла. А агент продолжал держать её рядом с ухом, вслушиваясь в барабанную дробь капель дождя и шум проезжающих рядом машин. Разговор был продуктивным. Но было кое-что неучтённое. А именно — труп некоего Дизела. С ним обошлись весма жестоко. Не похоже на работу рядовых мафиози и уж точно — на работу аккуратного Миллениума. Кто-то уделал парня по самое небалуй, и это было ужасно.

— Наверняка убийца какой-нибудь маньяк.

После всего этого Айсвинд медленно вырулил на дорогу и рванул до ближайшего Макдональдса.

Читать дальше

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.