Фрост (День первый - 1)

Название: FROST Final Release V3.0.1
Автор: Bakemono Daiken [Raven Crow]
Бета: Эль_Live
Жанр: Драма
Категория: General
Рейтинг: Parental Guidance — 13
Фэндом: Death Note
Постер: http://i023.radikal.ru/1102/2e/a47b4978c851.gif
Предупреждения: Содержание имеет лишь косвенное отношение к МТС.
Дисклэймер: все права на персонажей принаджежат их правообладателям, бла-бла-бла, остальное моё. При копировании обязательно указание копирайта:
<a href="http://fan.deathnote.ru/my/Bakemono_Daiken"/>©пёрто</a>

От автора: Это переложенная псевдохудожественным языком новеллизация 18 раунда ролевой по миру тетради смерти (DNG).
Рекомендуемый саунд:
1. The Verve — Bitter Sweet Symphony
2. Animals — House Of The Rising Sun

Особая благодарность Эль_Live за бетинг. Друзья, не забываем ходить к бетам в профиль и поощрять поднятием рейтинга за их бескорыстный труд. Ещё раз спасибо.


Мрак, словно голубая молния, скользил над мокрым асфальтом. Шоссе с неизвестным номером ровной лентой стелилось под колёса автомобиля, мягко изгибаясь навстречу своей судьбе. По ту сторону лобового стекла, где непроходимой стеной лил дождь, предрассветные облака окрашивали восток серебристым заревом. Из динамика в такт негромкому рычанию мотора лилась мелодия Bitter Sweet Symphony. И само движение было таким замедленным и плавным — казалось, мира за пределами салона автомобиля не существует, и нет ни прошлого, ни будущего. И этот заезд будет длиться целую вечность. Но прежде, чем специальный агент Айсвинд Фрост сел за руль своего Мрака в последний раз, произошли некоторые события. События, которые начались не далее как шесть дней назад.

***
-------------------------День первый. LAX
Самолёт внутренних авиалиний мягко коснулся взлётно-посадочной полосы, подпрыгнул и снова прижался к земле.

Сработали тормоза, боинг замер в ожидании терминального трапа. Юные стюардессы раскрыли двери, и многоликая толпа разорившихся, но довольных пассажиров хлынула из вентилируемого дорогостоящими кондиционерами салона на пыльные улицы Города ангелов.

Стоило Фросту покинуть салон, как он тут же пожалел, что полёт длился так недолго. В Калифорнии и Неваде царили непроходящие духота и зной, по сравнению с которыми тесный мирок боинга был землёй обетованной для уроженца северных штатов. Но всё хорошее когда нибудь кончается, как закончился и его полёт из столицы азартных игр в столицу мирового кинематографа.

Такси с арабским эмигрантом за рулём, который всё время вертел карту и пытался ехать боковыми улочками, наматывая счётчик, не принесло утешения задыхающемуся от жары Фросту. Но когда он добрался до гаража Фрэнка Куаттро и, позвякивая связкой ключей, подошёл к своему Мраку — сердце его возликовало.

— Всего неделю не виделись, малыш, а я уже так по тебе соскучился.

ФБРовец распластался на капоте поглаживя стальной бок своего механического коня.

— Что ни говори, а любовь к железу в крови.

Усмехнувшись непроизвольному каламбурчику, Айс сел в свой Мицубиси Эклипс и завёл мотор. Машина тут же откликнулась, встречая своего хозяина мягким свечением приборной доски.

-Да, папочка здесь, он тебя не бросил. И не бросит, никогда…

Фрост был агентом ФБР. Специальным агентом под прикрытием, и за последние четыре месяца (первые два он ездил на Тойоте Супра) Фрост очень сдружился со своей машиной, подумывая даже выкупить её после окончания задания. А задание было сложным. Полгода назад, когда он только-только вернулся из командировки в Ирак, после развода с женой и после трёхнедельного запоя Фрост был готов взяться за любое задание, чтобы не вылететь из бюро, и они подкинули ему это.

Суть задания заключалась в следующем: он должен был внедриться в банду уличных гонщиков и через них выйти на главу лос-анджелеского синдиката. Всё казалось простым и понятным, Фрост и в армии служил водителем, так что экстремальная езда не была для него в новинку, но в остальном это было задание не его уровня. Тем не менее он взялся за него и внедрился в банду. По началу его легендой был тот самый Фрэнки, в чьём гараже стоял Мрак, затем Айсвинд освоился, обменял Супру на Мрак, довёл его и в конце концов попал в эпицентр банды — стал работать в мастерской Ла Куинто Руэдо(Пятое колесо). Мастерской «для своих» — это был шаг вперёд, к поимке лидера синдиката; оставалось связать того с делами, которые творились в «Пятом колесе», и тогда мистера Кортеса можно было бы прижать. Однако за два месяца он ни разу не появился в мастерской, и более того — ходили упорные слухи, что большой босс слёг с тяжёлой болезнью и вряд ли выкарабкается. Именно после этих слухов Фрост получил вызов на встречу с Вегас. Из-за высокой опасности раскрытия Айсвинд был лишён прямых контактов со своей группой оперативного планирования, но тогда по телефону они сказали:
«Фрост, возьми отпуск и прилетай в Вегас. Ситуация изменилась кардинальным образом».

Так они и сказали. И Айсу пришлось их послушать. Он пришёл к Мишель, взял отпуск на неделю и смотался в Вегас. Тогда ещё он прихватил Фрэнки «Три-четверти» Куаттро, тот давно уже просил, что бы его вывели из игры. «Три-четверти» поцапался с русскими и чувствовал, что те просто так этого не оставят. Оперативщики согласились провести его по программе защиты свидетелей, но момента всё никак не представлялось.

***
«Миллениум»
В Лас Вегасе стояла та же жара, что и в Лос-Анджелесе. Ничего удивительного, город, стоящий посреди пустыни, подобно блудному Вавилону, являлся меккой для всякого сброда, готового проиграться в казино. Но у Айсвинда не было на это ни времени, ни денег — сразу из аэропорта его взяли под руки и повезли на конспирационную квартиру.

«Ситуация изменилась кардинальным образом».

Так они сказали. Когда так говорят агенту под прикрытием, это означет, что он раскрылся… или что у начальства засвербило в одном месте и они решили свернуть тщательно проработанную операцию, не дожидаясь результатов упорного многомесячного труда. Так было обычно, но не в этот раз. В этот раз Фросту выдали сухой паёк и заперли в квартире на пять дней. Фрэнки он больше не видел, зато у него было в достатке всякого чтива из разряда «совершенно секретно». Хотя Айс не сразу понял что может быть секретного в списках умерших людей, которые были никак не связаны друг с другом, да и умерли, судя по заключениям экспертов, в большинстве своём «естественной» смертью. Но, мучаясь от жары, он понял. Речь шла о жертвах, о которых не преставая гремело радио и телевидение. Жертвы. Кто-то или что-то стояло за всеми этими масовыми смертями. И, как гласило небольшое резюме на самом дне папки, всё это было делом рук «Миллениума» — организации которая задумала изменить мир.

— Террористы… — только и сказал Фрост, возвращая папку оперативщикам. А они в свою очередь подсунули ему ещё одну папку. На этот раз в папке лежали досье на живых людей, план операции «Рождественская История» и мобильный телефон. Досье были обычными… ничего выдающегося. «РИ» раскрывала причину столь внезапного вызова. Фросту предстояло стать очередной фигурой в шахматной партии террористов и общемирового правительства. Роль безумная и благородная. Однако самым странным предметом продолжал оставаться мобильник. Телефон был начисто лишён функциональных излишеств и был из той серии телефонов, которые покупают заботливые родители для своих ненаглядных чад, ещё не способных запомнить домашний номер. Программирумая через компьютер модель с клавишей посыла вызова. На все вопросы оперативщики лишь пожимали плечами: «ничего не знаем, пришло сверху».

Фрост злился на такую неопределённость, но поделать ничего не мог. Попытки позвонить с этого аппарата неизменно оканчивались провалом, и со временем специальный агент смирился с неожиданным подарком. В третьей, последней папке, лежала новая легенда, связанная с поездкой самого Фроста в Вегас, тщательно сфабрикованные доказательства его весёлого времяпрепровождения, среди прочих было латунное кольцо и фальшивое свидетельство о браке, пара фишек из казино и прочие сувениры. А в довершение истории о липовом отдыхе была приглашена статистка в откровенном наряде: с ней пришлось попозировать фотографу, который до этого ничего, кроме трупов, не фотографировал. Удивительно, но фотки получились вполне смотрибельны, однако от них Айс отказался. Лишь кольцо на пальце неприятно давило напоминанием о его золотом собрате, которого не так давно, после развода, пришлось снять.

Суть операции «Рождественская история» сводилась к простому, вычислить боевиков «миллениума» и по возможности обезвредить их. На время операции Фрост получал высочайшим указом практически безграничную власть карать и миловать, но, как это часто бывает, за пределы бумаги эта власть не распространялась, а единственными помощниками в этой неравной борьбе стал специальный отряд расследования, набранный из местных полицейских. Команда для работы под прикрытием. Таким вот образом Айсвинд получал в нагрузку пятерых копов и задачу поймать того не знаю кого. Причём в кратчайшие сроки. Однако самым неприятным оказался тот факт, что, как обычно, доверять нельзя было никому, и даже с копами предстояло держаться на дистанции.

В последнюю ночь перед отъездом Фрост не спал. Операция «РИ», подготовленная в такие короткие сроки, пахла большим геммороем, значительно большим, чем операция по внедрению в Синдикат. Но, как ему объяснил сам директор ФБР в своём напутственном слове по телефону: «Сейчас синдикат не так опасен как „Миллениум“, сделай всё что сможешь, а потом напрягись и сделай больше этого».

Это воодушевляло, и Айс, мучимый бессоницей на нервной почве, маялся в ожидании рассвета. Именно в ту бессонную ночь и зазвонил непонятный телефон.
От неожиданности агент чуть не упал с кровати, но, быстро придя в себя, ответил на звонок.

— Алло.

Из трубки послышался глухой электронный голос.

— Алло, мистер Айсвинд?
— Да, это я, а кто...?
— Меня зовут Эральд Коил. Я буду работать с вами над делом «Миллениума».

Имя Эральда было на устах в бюро. Да что там, ещё в академии о нём слагали легенды. Наравне с другим величайшим детективом планеты, Элом, Коил был крут. Очень крут.

— Очень приятно.
— Взаимно. Связь будем держать по этому телефону.

Фрост промолчал. Работать с Коилом… это было нечто из области фантастики. Но если ОН взялся за это дело, то значит, ситуация и впрямь неординарная.

— Если у вас есть вопросы, задавайте их сейчас.
— Мы сможем встретиться или это будет исключительно телефонное сотрудничество? И как я узнаю…
-Это будет телефонное сотрудничество, мистер Айсвинд. Я надеюсь, мы с вами сработаемся. До связи.

Вызов был закончен, телефонная связь прервалась. Но одновременно с этим началось нечто большее. Связь Айсвинда Фроста с великим детективом современности — Эральдом Коилом.

***
Малхолланд драйв

После возвращения в Лос Анджелес прошло всего несколько часов, но время не терпело. «Миллениум» начал разворачивать свою сеть и, видимо, готовился к серьёзным действиям. Начальство напирало. Оставалось непонятным, каким образом агент, внедрённый в структуру синдиката и находящийся в самом низу иерархической лестницы, должен вычислить террористов в городе с несколькими миллионами населения. Оставалось довериться тем, кто знает больше, как бы паршиво это ни звучало.

Итак, время уходило, а у новоиспечённого спасителя человечества ещё конь не валялся. И с чего следовало начать? Конечно, с поездки на работу… отчитаться о своих вымышленных подвигах в Вегасе и, если удасться, наконец-то отдохнуть по настоящему. Ведь должен же был Айсвинд когда нибудь отдыхать.

Мрак неспеша вырулил из гаража под палящее солнце и двинулся в сторону Малхолланд Драйв, места, где скорей всего можно было найти ребят из стритрейсерсой тусовки.

***
На стоянке было оживленно и гулко. Нефиговая толпа окружала глянцевые островки машин, из которых доносился грохот жесткого музыкального бита. Часть капотов были открыты, часть украшали полуголые девицы всех мастей и национальностей, некоторые просто стояли и привлекали внимание. Каждого владельца таких колес ждало почтение и любовь местной публики.

Среди тачек, к которым не осмеливались приближаться и на два шага на почетном месте стоял черно-оранжевый Ford Mustang GT. Автомобиль автобэби Мишель Родригес, прямого и единственного босса автомастерсокой La Quinto Rueda, а по соместительству местного распорядителя нелегальных гонок.
Сама Мишель сидела на капоте чьего-то авто по соседстству и лениво наблюдала за привычным сборищем. Было скучновато и жарко. Еще только начинало темнеть, и дневной жар все так же поднимался от раскаленного, словно гриль, асфальта. В то же время она внимательно высматривала в толпе новые лица, чтобы не только «оказать почтение», но и раздеть новичка на тысчонку-другую.
Внезапно в кармане Мишель завозился телефон. Мелодию входящего она сразу узнала и поморщилась. Сестрица звонила всегда только для того, чтобы создать проблемы! Неохотно Мишель приложила трубку к уху, не предложив собеседнику ничего, кроме недовольного выражения лица.

— Алё, Мишель? — раздался голос.
— Хороший вопрос, а ты кого набирала?

В трубке послышались всхлипывания.

— Мишель, он меня бросил!!! Этот сabron меня бросил, — всхлипывания перешли в рыдания.
— Который по счету? — Мишель закатила глаза, снова «приехали».
— Какая разница… Ну тот что с Майами Бич… Он полный урод! Он выкинул все мои вещи на улицу, пока я была на работе!!!
— И что, их растащили бомжи? Ты по шмотью драму устраиваешь или по мужику? — Родригес усмехнулась. — И кстати, че опять ты отчебучила?
— Да срать мне на этого нijo de puta!!! Мои шмотки! И он выкинул меня из дома! А что я… я ничего! Я просто врезала его сестре, когда она сказала, что я не умею готовить! Это я-то не умею?! Да пошла она, коньо!!! Мишеееееель!
— Joder, а я тебе чего? Утешать я никогда не умела. Ты можешь не реветь и толком сказать, где ты есть и чего от меня хочешь?! — подобные звонки не были редкостью и каждый раз бесили Мишель до невозможности.

Рыдания на секунду смолкли.

-Мишель, ты же приютишь меня на какое-то время? Просто этот maricon вещи выкинул, а деньги себе оставил. ублюдок!!! — рыдания начались с новой силой.
— Вот puto hijoputa! Hortera! — разразилась ругательствами Мишель. — Ты чертова идиотка, — перешла она на английский, — каждый раз одно и то же! Тебя, как уличную шлюху, кидают на бабло! Когда ты научишься, мать твою так?
-Cono! Мишель!!! а что я могу сделать? — только я войду в дверь, и этот идиот вызовет полицию! Мишееееель!

Стиснув трубку Мишель замолчала на полминуты, но в итоге процедила сквозь зубы:

— Ты где? Тебя забрать?

На другом конце телефона послышал вздох облегченья.

— Нет, Мишель. Я еду к тебе в такси. Уже почти подъезжаю. Приготовь 10 баксов. Я тебе потом отдам.
— Я не в гараже, — закатила глаза Мишель, езжай на Малхоланд, где обычно. И я ОЧЕНЬ надеюсь, что ты одета.
— Хорошо, Мишель, я скоро буду! Я тебя люблю!

И трубка запищала короткими гудками.

— А я тебя удавлю когда-нибудь, — зло пообещала замолчавшей трубке Мишель и слезла с капота.

Минут через пятнадцать жёлтое такси замерло на краю стоянки. Таксист, отмахиваясь от девушки, вытащил пару чемоданов и небрежно приткнул их на обочину. Но, вместо того, чтобы заплатить, пассажирка бросилась в толпу и пропала. Таксист только и успел приложить руку козырьком ко лбу, щурясь вслед убежавшей. Его часто пытались кинуть, но на этот раз чемоданы дамочки остались при нём, а он на собственном опыте знал — женщины никогда не бросят своё барахло. Собирательный инстинкт. И ожидание его оправдалось. Не прошло и десяти минут, как от толпы отделился какой-то паренёк и заплатил умному таксисту. После чего тот, не тратя попусту время, сорвался и укатил, выжимая из своей развалюхи всё, что позволял еле живой движок.

***

Фрост вёл свой Мрак на Малхолланд, когда мимо него прошелестело дребезжащее такси.

— Что, и эти уже тоже гоняют? Стоит исчезнуть на неделю, и всё так преображается, меняется до неузнаваемости.

Улыбаясь неожиданным мыслям, агент Айсвинд резво въехал на стоянку, взрывая пыль из под колёс Мрака. Авто переливалось всеми цветами радуги в лучах вечернего солнца и слепило глаза тем неосторожным зрителям, которые поленились одеть солнцезащитные очки.

Остановившись рядом с не менее блистательным Мустангом GT, Айс заглушил мотор и выключил приёмник.
Пришла пора преображаться в героя уличных сражений, из агента — в рубаху-парня, своего в доску автомобилиста. Право, это было нетрудно. Выйдя из машины, Фрост потянул носом воздух и бросил, ни к кому конкретно не обращаясь:

-Ола Амигос! Жарковато сегодня… не правда ли?

Тема погоды, выдуманная снобами-англичанами, никогда не теряла актуальность. Наконец взгляд ФБРовца упал на Мишель.

— Буэнос диас, сеньорита… Как сегодня насторение? Я только что из Вегаса и полон сил и энтузиазама продолжить работу. Полон сил, но пуст карман…

Фрост рассмеялся собственной шутке.

— Какие новости в городе Ангелов? Надеюсь, ничего не пропустил за эту адскую неделю?

Пристроившись на капот соседней машины Айс замер разглядывая начальницу.

Вообще, прикасаться к чужой машине без спроса здесь считалось дурным тоном, а садиться на капот — верхом неуважения. Если, конечно, ты не на столько крут, что автоматически становишься неприкасаемым. Возможно, Айсвинд не был таким крутым и всеми узнаваемым, как автобэби Мишель, но быть крутым было круто и по этому Айс старался быть крутым. Иногда даже в ущерб собственному здоровью.

-Ну так что? Может, глотнём свежего мексиканского разливного? До темноты ещё есть время… а я так соскучился по своим колёсам. Страсть как не хочется вылезать из салона.

Не дожидаясь ответа Фрост подбросил в ввоздух брелок с ключами, поймал его ловким движением руки и, прищурившись посмотрел на Габриеллу, которая стояла рядом, придерживая ногой один из своих пухлых чемоданов.

— Сестра в гости пожаловала? Привет, Гэб…
Что неудивительно, сёстры даже бровью не повели на пытавшегося вклиниться в яростный разговор Фроста. Латинская кровь и разность потенциалов давали гремучую смесь.

— Чёрт, не могу просто сидеть. Пойду покатаюсь по городу… Вечером увидимся… Наверное.

Не дожидаясь ответной реакции со стороны беседующих сестёр, Фрост быстро поднялся и направился к своей машине. Быть крутым было круто, но всему надо знать меру, чтобы не нарваться на неприятности, несовместимые с жизнью. Кроме того, Мрак так и просился пошуршать колёсами. Подойдя к своей машине Айсвинд обернулся. Девушки всё ещё беседовали, если это можно было назвать беседой. Мишель явно была недовольна приездом сестрицы. За шесть месяцев Фрост пересекался с Габриеллой Родригес всего пару раз, она не была ключевой фигурой в расследовании и обращать на неё лишнее внимание было ни к чему. Однако он отчётливо запомнил, что Гэб появляется в тот момент, когда рушится её очередной роман. Надо сказать, что Габриелла была полной противоположностью Мишель. Не менее красивая, а во всём блеске и гламуре даже более очаровательная, чем сестра, она постоянно попадала в ситуации, которых можно было легко избежать, прояви она хотя бы чуточку упорства и ума. Мишель же была само упорство, а в уме и расчётливости ей с ней мало кто мог сравниться. Даже сам Фрост. Возможно, именно по этому она быстро завоевала уважение и стала распорядителем, более того — неофициальной главой рейсерской тусовки.

Оборвав свои размышления о семейных неурядицах в стане Родригесов, Айс звякнул ключами и, не оборачиваясь, бросил:

-Ладно, девочки… выгуляю своего питомца… аста ла ночес.

Сел в машину, двигатель взревел, и «мицубиси» сорвалась с места, обдав стоящих рядом потоком нагретого солнцем воздуха.

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Повторюсь: я под впечатлением от Фроста. Это тот случай, когда бетатестинг идёт для меня фоном к сюжету, а не наоборот. Суге.)
avatar

L_live

  • 12 февраля 2011, 23:18
+
0
Спасибо друкъ))) Переоценить твою работу с таким объёмом тестк сложно.
Хотя на счёт сюжета я ещё раз могу поспорить. Всё же очень не хватает критичной оценки и эпилога от имени Эральда Койла. ^__^
avatar

Bakemono_Daiken

  • 13 февраля 2011, 15:03

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.