Предательство. Глава 4

Название: Предательство
Автор: fanatka
Дисклэймер: Вселенная и персонажи принадлежат Цугуми Ооба и Такэси Обата
Жанр: в целом драма, местами юмор, местами ангст
Статус: в процессе
Рейтинг: G
Персонажи: Миса, Лайт, Мелло, Рюук, мафия… Может, потом ещё кто-то появится
Предупреждение: ООС, местами POV, вполне цензурная брань
От автора: Мой первый фанфик. Интересует любая критика, так что пишите всё, что думаете

Глава 4. Перемены.
Из-за недоразумения с Тетрадью Лайт ещё достаточно долго игнорировал Мису. Это была не обида (он выше таких глупостей), скорее, возмущение. Дело в том, что Лайт привык к полному повиновению со стороны своей девушки. И не потому, что был тираном и деспотом (хотя и назвать его милым застенчивым мальчиком язык не повернётся), а потому, что Миса изначально так распределила роли: он – бог и творец, она – исполнитель его воли. И всех это, в принципе, устраивало до сих пор. А тут такое… Что за несерьёзное отношение к пункту номер один в системе ценностей? Что это вообще такое? Неповиновение? Бунт на корабле?
В общем, прошло чуть больше месяца со дня ограбления банка, а Лайт так и не узнал ничего про то, что случилось с Мисой. И рассказывать ему что-либо теперь девушка просто не считала нужным: зачем ворошить прошлое, когда всё только начало налаживаться? Ну, не то что бы абсолютно всё… Во всяком случае, Мисе удалось-таки успокоиться и выбросить из головы навязчивые мысли о Михаэле. Необъяснимые чувства к этому человеку исчезли и подавно: с глаз долой – из сердца вон. Здорово! Только вот скоро, похоже, эту народную мудрость можно будет применить и по отношению к Лайту: он постоянно был на работе, а если и приходил домой, проводил всё свободное время либо в объятиях Морфея, либо в напряжённых размышлениях о чём-то. Однажды Ягами всё-таки поделился с Амане своими проблемами:
— Миса, я снова под прицелом.
— Что значит под прицелом? Лайт, полиции всего мира с тобой не тягаться! Единственного человека, который мог представлять угрозу, больше нет…
— Ты имеешь в виду Эла… Да, он мёртв. Но его тень преследует меня до сих пор! Уходя на тот свет, он подстраховался: оставил последователей, которые уже начали охоту на Киру.
— Лайт, насколько серьёзны эти противники?
— Пока рано делать выводы, но им уже многое известно.
— А что известно нам?
— Только вымышленные имена. Фотографий найти не удалось, зато есть рисунки с изображениями этих двоих. Вот они. Это Ниар, он же Эн. Его поддерживает ФБР. А это Мелло. Работает с якудзой.
Мису как будто накрыло чем-то тяжёлым сверху. В один момент всё окружающее не просто отошло на второй план, а отслоилось от действительности и переместилось в параллельный мир. Замечать, осознавать Миса сейчас могла исключительно себя и лист бумаги в клетку, лежащий перед ней. На листке был изображён мальчик лет пятнадцати. В нём без труда можно было узнать человека, с которым таким странным образом столкнула её судьба. Без сомнения, это был он. Это был Михаэль.
Сердце заколотилось, отчаянно стараясь высвободиться, вырваться из тесного тела, взорваться. Сейчас Миса смотрела на знакомое лицо и понимала, насколько ей не безразличен его обладатель. Чувства, которые она так старательно прятала, подавляла, теперь раскрыли себя в полной мере. Так, бывает, пламя, которое тушат, пересиливает напор холодной воды и, как будто в отместку за всё, разгорается с новой силой. Стало так жарко, что казалось: она вот-вот испарится, растворится в этом тяжёлом воздухе, но, даже если так, покоя не найдёт. А реальность на пару с рассудком тем временем, в обиде на такой игнор, не мытьём так катаньем решили привлечь к себе внимание. Так бывает, когда бьют в солнечное сплетение: становится больно и дыхание перехватывает.
И сердце снова сжалось: «Он… мой враг?!»
Лайт, как человек гениальный во всех отношениях, обладал тончайшей наблюдательностью. Малейшее движение мускула лица собеседника не могло ускользнуть от его взгляда. Так было с посторонними. В присутствии же людей, не представляющих опасности даже потенциально, Лайт позволял себе, так сказать, расслабиться. Будучи абсолютно уверенным в том, что Миса последует за ним на край света, что она не скажет ему слова поперёк, он уже давно не обращал ровным счётом никакого внимания на её эмоции. Вот и сейчас (сложно сказать в контексте данной ситуации, хорошо это или плохо) замешательство, которое так явно выражалось на её лице, не было замечено.
Кое-как Миса взяла себя в руки и, прилагая огромнейшие усилия, выговорила что-то вроде:
— Лайт, ты же знаешь, я не могу видеть имена нарисованных людей. Но мы найдём их, обязательно найдём. И отправим следом за Рюдзаки.

«Меж двух огней… Тысячу раз это выражение слышала, но никогда не думала, что оно однажды отразит всю сущность моего положения. Если посудить, я могу сейчас в корне изменить свою жизнь. И повлиять на судьбу Лайта, а значит, и целого мира… Власть в моих руках! Могу уничтожить Мелло, а могу уничтожить Киру. Да, интересный выбор.
Мелло, как бы там ни было, спас меня, пусть даже сам того не желая. А Лайт… Пора признаться: он загубил мою жизнь. Я отдала всю себя этому человеку. Но он ведь никогда меня не любил… О, как больно об этом думать! Он меня не любит! Не любит и не скрывает этого! Никогда не скрывал! Никогда не любил, никогда не полюбит… Никогда… Не имею права винить в этом Лайта, сердцу ведь не прикажешь. Это я во всём виновата. Понимала же с самого начала… Зачем всё это? Не глупо ли? Своей любовью я пыталась заполнить пустоту в наших отношениях, думала, что моих чувств на двоих хватить может. Я довольствовалась тем малым, что имела: возможностью быть рядом с ним, возможностью помогать и всячески поддерживать. Сознание того, что всё – ради Лайта, меня успокаивало. Я была готова сделать всё для него, и делала то, что в моих силах. Стоя на земле, я хотела обеспечить ему полёт.
Меняя полжизни на глаза синигами, и в первый, и во второй раз, я не рассчитывала на признательность. Лучшей благодарностью для меня была возможность сделать что-то ещё, что нужно ему, что ему необходимо…
Я же любила тебя, Лайт! И, наверное, ещё люблю. Но встреча с Мелло подарила мне неизвестное до сих пор чувство: сомнение. Теперь я не уверена, что хочу оставить всё как есть. Не уверена, что готова растоптать себя окончательно. Не знаю, сколько мне осталось жить. Наверное, очень мало… И этот небольшой отрезок времени, Лайт, я хочу прожить для себя. Прости…»

Синигами, облокотившись на стол, пытался соорудить некое подобие башенки. Миса сидела на диване и наблюдали за ним.
— Мне кажется, ты заскучал, Рюук. Так же, как и я. Пора бы развлечься. Как ты на это смотришь?

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+
0
*хлопает в ладоши* Продолжения мне, продолжения!)))
avatar

Lenuska

  • 18 декабря 2010, 21:23

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.