Игрушка

Название: Игрушка
Автор: ilana
Дисклэймер: моя тут только перчатка, остальное всё стыбжено
Жанр: Виньетка
Фэндом: Death Note
Рейтинг: G
Персонажи: Лайт, L, Миса, непонятная хрень
Предупреждение: Наверняка OOC, не говоря уже об отсутствии логики.
От автора: У Мисы много странных игрушек, и мне показалось, что одна из них смахивает на Рэм. Понятия не имею, что там имелось в виду в каноне, но почему бы не допустить, что она делала их сама? И что она начала шить еще одну, прежде чем потеряла память? Нет, ну я понимаю, почему это нельзя допустить, но когда это меня останавливало…
P.S. А про камеры я потом вспомнила, да. Но это меня тоже не остановило.
Дата публикации: 15.09.2010
— Что это?
Лайт с удивлением вертел в руках предмет, который ему только что торжественно вручила Миса. Нет, он, конечно, понимал, что это что-то вроде мягкой игрушки, сшитой, судя по всему, из старых перчаток. Но что эта странная кукла должна символизировать и зачем она лично ему, Ягами Лайту, может быть нужна, он все-таки хотел бы уточнить.
— Это подарок, — радостно объяснила девушка. — Миса сшила это для Лайта своими руками.
— Ну это понятно… Спасибо, конечно… — Лайт еще немного поизучал подарок в поисках какой-нибудь полезной функциональности, но ничего не нашел. — Нет, правда спасибо. А… кто это?
— Ну, это… — Миса задумалась. — Какое-то существо, я точно не знаю, оно просто таким придумалось, и я его сделала. Что-то вроде демона, или чертика, или бога смерти…
— Бога смерти? — переспросил со своего места L, до этого, казалось, полностью увлеченный методичным поеданием торта.
«Чтоб ты подавился», — мрачно подумал Лайт. Мисе он сейчас тоже сказал бы много не очень ласковых слов, причем не про себя, а вслух, но у него не было такой возможности. Цепочка, связывавшая его с детективом, иногда действительно мешала жить.
— Ну да, это какое-то существо, связанное со смертью. А что?
— Да ничего, — сказал L, с загадочным видом отхлебывая чай. Впрочем, у него всегда был загадочный вид.
— Я начала делать эту игрушку еще три месяца назад, — с вызовом сказала Миса, — а закончить получилось только сейчас. Так что это нормально, что я уже не помню, как я ее придумала.
— Разумеется, — кивнул L.
— Всё в порядке, Миса, — сказал Лайт, приобняв девушку за плечи. «Не надо, наверное, показывать свою солидарность с ней, — пронеслось в голове, — но надо же как-то ее защищать от этих дурацких обвинений. Хотя если бы наконец выяснилось, какая связь между ней и Кирой, было бы гораздо легче». — Ты сделала замечательную игрушку. Не обращай на нас с Рюзаки внимания, мы просто привыкли уже действовать друг другу на нервы.
— А можно мне посмотреть? — снова вмешался в эту идиллическую сцену L.
Лайт, поморщившись, протянул ему куклу — пожалев, что нельзя зашвырнуть ею в детектива, это было бы проявлением слишком неуважительного отношения к подарку Мисы, чтобы делать так прямо у нее на глазах.
— Только чтоб вернул потом мой подарок Лайту! — пригрозила Миса. L промычал что-то утвердительное, не отрывая глаз от куклы, которую держал перед собой двумя пальцами. — И не испачкай всё в креме… Извращенец, — добавила она потише.
— Ты же видишь, я осторожно, — резонно заметил детектив, не обращая внимания на последнее слово, даже если он его и услышал. — А вы вообще долго еще здесь просидите? Я думал, вы уже прощаетесь…
— Мы уже прощаемся, — сердито сказала Миса. Действительно, даже ей стало понятно, что больше ничего хорошего от этого планового свидания ждать не следует.
Через несколько минут, когда за Мисой закрылась дверь (можно было бы, конечно, и проводить девушку до комнаты, но тащиться втроем на другой конец здания, звеня цепями, не было никакого удовольствия), Лайт наконец выхватил игрушку из рук L. Тот удивленно поднял на него глаза, но, не увидев ничего интересного, вернулся к недоеденному тортику как ни в чём не бывало.
— Рюзаки, что ты привязался к этому дурацкому подарку? — спросил Лайт раздраженно.
— Это уже третье упоминание богов смерти за это дело, и то если считать все сообщения второго Киры за одно упоминание.
— Я это помню, — процедил Лайт. — Но не думаешь же ты, что она стала бы распространяться о шинигами при тебе, будь она действительно Кирой? Она же все-таки не полная дура! А говорить о них специально для того, чтобы мы сказали: «О, будь она Кирой, она бы старалась не говорить о богах смерти, значит, она не может быть вторым Кирой», — так поступать она тоже не может, для этого она, наоборот, не настолько хитрая.
— С этим я согласен, — кивнул L. — Но всё равно — разве это не примечательный факт? Я за всю свою жизнь не слышал столько о шинигами, сколько за время этого расследования.
— Знаешь, если раньше ты жил не в Японии, это довольно естественно, — пожал плечами Лайт. Но на быстрое завершение разговора он уже не рассчитывал и снова сел на диван рядом с L.
— А ты часто сталкивался с такими упоминаниями?
— Не знаю. Возможно, я просто не обращал внимания на такие вещи до того, как они начали ассоциироваться у меня с делом Киры.
— Это тоже возможно. Тогда скажи такую вещь, Лайт: если бы ты увидел такую куклу, но не слышал слов Мисы, ты подумал бы, что это существо может быть богом смерти? Такая мысль пришла бы тебе в голову? Если да, то насколько быстро?
— Это ты ко мне как к японцу обращаешься?
— Именно. — L облизнул ложечку, отодвинул от себя пустую тарелку и выжидательно уставился на Лайта. Тот в очередной раз покрутил в руках злополучный подарок, потеребил рокерские цепочки, старательно приделанные к поясу куклы, даже погладил черный пух, которым она была щедро украшена. И вынес свой вердикт:
— Я бы вообще о таком не подумал. Даже сейчас, когда я время от времени думаю о тех предсмертных посланиях заключенных и о телевизионных сообщениях второго Киры. Это не бог смерти, это злобный клоун какой-то. Но у Мисы могут быть свои понятия. Знаешь, она ведь гот или что-то в этом роде. Не удивительно, если она всё время думает о шинигами и тому подобных сущностях. Почему бы ей и не представлять их себе как-нибудь по-современному?
— Она не сказала: «Это шинигами, я представляю его себе так». Она сказала: «Это какое-то существо, связанное со смертью, — возможно, шинигами».
— А я, кажется, это и говорю. Она думает о смерти вообще, и это просто воплощение смерти, а о том, как его назвать, она могла задуматься только сегодня.
— Что ж, это вероятно, — кивнул L. — Ладно, пойдем отсюда. Это ведь уже не свидание.
— Да уж конечно, — буркнул Лайт.
— Не забудь свой подарок.
— Не забуду, не беспокойся.
— А что ты собираешься теперь с ним делать? Ты любишь мягкие игрушки?
— Терпеть не могу. Но придется оставить этого уродца при себе хотя бы на какое-то время… Как там было в тех акростихах — «шинигами любят яблоки»? Да, кстати, у этого руки не красные. Так что он явно не из тех шинигами, о которых писал Кира.
— Ну, — замялся L, — в данном случае это неважно. Так что ты хотел сказать про яблоки?
— Да ничего… Посажу эту штуку на стол рядом с какой-нибудь тарелкой, где лежат фрукты. Пусть напоминает о том, что у нас уже очень давно не было никаких подвижек в этом расследовании.
— Это да, — вздохнул Рюзаки. — После того, как пришлось выпустить вас, больше никаких зацепок не было найдено. Да, кстати, а ты любишь яблоки?
— Что?
— Ты сам яблоки любишь?
— Люблю, — удивленно ответил Лайт. — В последнее время я их очень много покупал. За время заключения отвык, конечно.
— И ты их точно сам ел?
Лайт остановился. L прошел еще несколько шагов и обернулся, дожидаясь его.
— А какого ответа ты ждешь? Что они исчезали в никуда? Ты думаешь, что я мог бы не заметить такое? Или заметить и не попытаться выяснить, куда они деваются? Я сын полицейского, и я не склонен верить в то, что по моему дому летают невидимые духи и жрут яблоки, так что я не понимаю, что вообще означает такой вопрос?
— Э-э… Да ничего не означает. Я просто спросил.
— Скорее бы уже найти Киру… — пробормотал Лайт, припустив вперед так, что обогнал L чуть ли не на всю длину цепи. — Закончились бы все дурацкие вопросы…
Но какими бы дурацкими ни были вопросы, куклу он предпочел широкой общественности не демонстрировать. Так она и провалялась где-то в ящике, ни у кого впоследствии не вызвав чувства узнавания. Впрочем, это была не предусмотрительность. Простое везение.
Для человека, на чьей стороне были боги, это вполне нормально.

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
+
0
очень очень понравилось)стиль хороший
улыбнуло фраза про мух и яблоки)зато та, что миса — гот, немного насторожила)
avatar

Dischord

  • 19 ноября 2010, 21:40
+
0
*задумчиво ищет в тексте мух* Мда, иногда опечатки, оговорки, описки и очитки только добавляют смысла )) Гигантская невидимая муха Рюук и вправду впечатляющий образ… x__x
>зато та, что миса — гот, немного насторожила)
Ну, она же готик лоли ) Убийственный сплав гламурненького и готичненького…
avatar

ilana

  • 20 ноября 2010, 09:18

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.